История Холокоста

Здесь мы можем поговорить о еврейских местечках, рассказать о тех, в которых жили наши родители, наши бабушки и дедушки. Приглашаем не только жителей еврейских местечек, но и всех, кому дорог и интересен этот исчезнувший мир, к нам на форум.

История Холокоста

Сообщение Galina Orlova » 01 ноя 2012, 23:21

В этой теме будут размещаться материалы об истории Холокоста.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Евреи Советского Союза и присоединенных территорий

Сообщение Galina Orlova » 01 ноя 2012, 23:29

Офицер Красной Армии Абрам Грановский, вернувшийся 9 мая 1944 года в родное местечко Екатеринополь на Украине, писал:
"Это письмо сохрани. Это все, что осталось от нашего любимого Екатеринополя - мое письмо, развалины, могилы земляков и девочка Соня. Там, где мы с тобой росли, учились, любили - трава, а близкие в земле.
Нет больше Екатеринополя, его уничтожили немцы. Осталась только девочка Соня. Когда я приехал в наше местечко, - это было 9 мая 1944 года, - я не нашел своего дома. Голое место... Я ходил среди развалин, искал людей, но никого не нашел, все расстреляны. Никто меня не встретил, никто не подал руки (...)"
Из собрания Ильи Эренбурга. Архив Яд Вашем, P.21.1/49
Полностью

Накануне Второй мировой войны в мире насчитывалось примерно 16 миллионов 700 тысяч евреев, а в июне 1941 года, перед германским вторжением, еврейское население СССР составляло от 5.082.000 до 5.084.000 человек - самое многочисленное в Европе.

На территории СССР, оккупированной нацистской Германией, осталось около 2.7 миллионов евреев (включая области, аннексированные СССР в 1939-1940 гг.), из них погибли порядка 95%.

Для более глубокого понимания процессов, произошедших с еврейской общиной в 1939 – 1945 годах, мы начнем этот курс с описания основных тенденций развития еврейства на советских территориях до 1941 года. Сначала обратимся к временам царской России, к предыстории советских евреев.
Евреи в царской России

Еврейская община Российской империи была самой многочисленной в мире и насчитывала, по переписи 1897 г., около 5.200.000 человек.

Большая часть евреев проживала в городах и местечках в пределах "черты оседлости". Речь идет о территориях, присоединенных к России в конце 18-го века в результате трех разделов Речи Посполитой, где евреи к тому времени проживали уже сотни лет. В черту оседлости вошли также южные районы Украины и Крымский полуостров, отвоеванные Россией у Османской империи во второй половине XVIII века. Черта оседлости была учреждена в 1791 году, при Екатерине Великой, и определяла территорию, за пределами которой запрещалось проживание евреев.

В течение XIX-го века отношение властей к евреям претерпело несколько изменений. Либеральные реформы Александра II (1855-1881) затронули все российское общество, включая и евреев. В частности, определенным категориям евреев было разрешено селиться вне черты оседлости – купцам первой гильдии, некоторым категориям евреев-ремесленников и людям с высшим образованием, а также тем, кто отслужил в русской армии. В сфере образования также произошли перемены. Власти были заинтересованы в интеграции евреев в российское общество и считали, что светское образование является важным шагом на пути к достижению этой цели. В 1864 году Александр II постановил, что с того момента в гимназиях и прогимназиях "обучаются дети всех сословий, без различия вероисповедания". Акультурация и просвещение привлекали множество евреев, вследствие чего стремительно возросло число еврейских учащихся гимназий и студентов университетов.

Последние годы правления Александра II охарактеризовались усилением антиеврейских настроений. Убийство царя (1881) и приход к власти Александра III (1881-1894) положили конец либеральным реформам. Антиеврейские меры стали частью политики нового правительства, направленной на реакцию, отказ от продолжения реформ и ограничение прав представителей нерусских национальностей. В прессе началась антиеврейская пропаганда. В 1881 – 1882 годах на юге и юго-западе Российской империи, главным образом, на Украине, при попустительстве властей прокатилась волна погромов. При этом власти и пресса обвиняли в них самих же евреев. Еврейских студентов и гимназистов обвиняли в революционной деятельности и вредном влиянии на учащихся-христиан, а в 1887 году в средних и высших учебных заведениях была введена процентная норма для евреев. В результате серьезно замедлились темпы интеграции, а в молодежной еврейской среде усилились революционные настроения. Именно в этот период появились и первые еврейские национальные движения, такие как протосионистские организации под общим названием «Ховевей Цион» (дословно «Любящие Сион»), а также резко возросло участие еврейских студентов в народовольческом движении.
Евреи Российской империи в канун Первой мировой войны

Царь Николай II (1894-1917) продолжил консервативную политику Александра III. Преследования и ограничения, направленные против евреев, как и антиеврейская пропаганда в прессе, продолжались. По стране прокатилась новая волна погромов, самый известный из которых - Кишиневский погром 6 апреля 1903 года. Эти погромы (1903 – 1906 гг.) происходили при попустительстве, а порой при открытой поддержке властей. В 1903-1905 годах в России были впервые опубликованы "Протоколы сионских мудрецов" – и по сей день один из наиболее популярных антисемитских памфлетов, который был сфабрикован для разжигания в народе антиеврейских настроений. Как уже доказано[1], этот текст – дело рук журналиста Матвея Головинского (1865—1920), сотрудничавшего с царской охранкой. "Протоколы" обвиняли евреев во "всемирном еврейском заговоре" с целью захвата власти над миром. Позиция властей по знаменитому делу Менделя Бейлиса (1911 – 1913 гг.), обвиненного в «ритуальном убийстве», очень показательна в этой связи.

Экономическое положение низших слоев еврейского общества, причиной которого являлись существование черты оседлости, а также антисемитизм, погромы и лишения, вынудили евреев искать новые места проживания. Это тяжелое экономическое положение евреев и отсутствие надежд на эмансипацию привели к их массовой эмиграции из России в США, Палестину, страны Западной Европы и Южной Америки. К 1914 году Россию оставили около двух миллионов евреев. Однако, благодаря высокому естественному приросту в то время, еврейское население России не сократилось, и даже несколько увеличилось: накануне Первой мировой войны в империи проживало более шести миллионов евреев.

К началу XX века крушение надежд на эмансипацию привело также к непомерно возросшей политической активности еврейского населения, проявившейся в различных идеологиях, движениях и партиях – социалистических, либеральных, марксистских, религиозных и т.п. Беседуя с Теодором Герцелем в 1903 году, премьер министр С. Ю. Витте указал на то, что евреи составляют более половины численности революционных партий. (О. Будницкий, «В чужом пиру похмелье. Евреи и русская революция», Вестник ЕУМ, № 3 (13), 1996.) Даже если это было сильным преувеличением - ведь известно, что евреи составляли лишь 15% от количества членов партии социалистов-революционеров, а в других партиях их было и того меньше - несомненно их заметное участие в революционном движении. Тогда же появился Бунд, еврейская социалистическая партия, созданная в Вильнюсе в 1897 году. Уже в следующем году эта партия сыграла ключевую роль в создании РСДРП, Российской социал-демократической рабочей партии, исповедовавшей марксистскую идеологию. Бунд был первой партией, которая уже в 1901 году приняла идею еврейской культурной автономии. Во время революции 1905 – 1907 гг. эту идею поддерживали почти все еврейские партии и движения.
Первая мировая война

Первая мировая война осложнила и без того нелегкую жизнь российских евреев. Несмотря на то, что в рядах русской армии сражалось около полумиллиона евреев, власти относились к евреям враждебно, видели в них потенциальных шпионов и обвиняли в собственных неудачах. Накануне Первой мировой войны правительство даже рассматривало возможность прекратить призыв евреев в армию. Начальник киевского военного округа, а во время войны командующий Юго-западным фронтом, генерал Н.И. Иванов писал:

«В интересах государства иметь могучую армию… что возможно лишь при удалении из нее всего вредного элемента. Таким элементом, прежде всего, является еврейство, вносящее развращающее и разлагающее начало в наши войска… Евреи не признают армию, отрицают те высокие идеалы, которым она служит…»
Цитируется по: Семен Голдин, «Русская армия и евреи накануне Первой мировой войны», Лехаим, 9 (185).

Наступление русской армии в Восточной Галиции привело к бегству около 300 тысяч евреев (в основном в Австрию), а во время отступления в марте 1915 года были изгнаны на восток - пешком или в товарных вагонах - порядка 250 тысяч евреев западных территорий Российской империи. Кроме того, будучи гражданами России, многие бежали из Польши и Литвы во внутрь российских территорий. Джонатан Френкель отмечает, что общее число еврейских беженцев в России достигло 600 тысяч человек.
Между двумя революциями

Февральская революция 1917 года в корне изменила положение российских евреев, осуществив их давнюю мечту об эмансипации, уже достигнутой евреями Западной и Центральной Европы. Временное правительство провозгласило равенство всех граждан независимо от происхождения и вероисповедания и отменило все дискриминационные законы. Еврейская жизнь в стране активизировалась. Активизировали или возобновили деятельность еврейские партии, в том числе социал-демократический Бунд, выступавший за национально-культурную автономию и язык идиш, а также сионистские партии. Открылось множество учебных заведений, в которых преподавание велось на иврите и на идиш. В Москве был создан театр "Габима", где ставились спектакли на иврите.

Как известно, евреи участвовали в обеих революциях 1917 года. Тем не менее, многие из тех, кто участвовал в этих событиях, являлись евреями лишь по происхождению, но не по самоощущению. Зачастую эти люди отказывались от своего еврейства в прямом смысле слова. Историк Шимон Дубнов говорил на митинге 9 июня 1917 года:

«...и из нашей среды вышло несколько демагогов, присоединившихся к героям улицы и пророкам захвата. Они выступают под русскими псевдонимами, стыдясь своего еврейского происхождения (Троцкий, Зиновьев и др.), но скорее псевдонимами являются их еврейские имена: в нашем народе они корней не имеют...»
Цитируется по: О. Будницкий, «В чужом пиру похмелье. Евреи и русская революция», Вестник ЕУМ, № 3 (13), 1996

Нужно заметить, что уже в это время выдвигаются много русских литераторов еврейского происхождения. Такие, как Осип Мандельштам, Борис Пастернак и другие, стали классиками русской литературы. Около половины членов знаменитого ОПОЯЗа (1916 – 1925 гг.), основателей "русского формализма", были евреями.
Октябрьская революция и Гражданская война

Большевистский переворот положил конец демократическим переменам. Вместе с ними завершился и благодатный для еврейской общественной жизни период, длившийся всего десять месяцев. Вначале почти все еврейские партии и организации выступили с осуждением большевистского переворота.

Смена власти нанесла сокрушительный удар по политической и экономической жизни евреев. В большинстве своем евреи - частники, традиционно занимающиеся торговлей и ремеслами - не видели никаких причин приветствовать большевистскую революцию и держались в стороне от коммунистической идеологии. Многие, особенно поначалу, поддерживали антиреволюционные движения. Так, еврейский купец Авраам Гальперин пожертвовал в декабре 1917 года 800 тыс. рублей на формирование казачьих отрядов добровольческой армии. Более того, немало евреев лично участвовали в первом походе добровольческой армии, однако сама возможность такого участия длилась недолго. Контрреволюционные силы, особенно низы, зачастую отличались крайним антисемитизмом и видели в евреях опору советской власти. И хотя командующий добровольческой армии Алексеев заявил тому же Гальперину, что пока он стоит во главе армии, в ней нет и не будет антисемитизма, десятки, а возможно и сотни тысяч евреев были убиты именно солдатами этой армии и ее союзниками. Тот факт, что среди большевистских лидеров было немало евреев, позволял антисемитам представлять революцию их делом. В 1917 году из 21 члена большевистского ЦК шестеро были евреями, включая и второго после Ленина человека в партии, Льва Троцкого, организатора и руководителя Красной Армии.

Все это вызвало небывалую волну погромов, особенно на территории Украины и Белоруссии. Только армейские части добровольческой армии устроили 296 погромов в 267 населенных пунктах. Особенно жестокие погромы имели место при отступлении Белой армии из Украины на Крымский полуостров, с декабря 1919 по март 1920. Тогда «добровольцы» сжигали буквально все еврейские дома на своем пути. Всего во время Гражданской войны погибло, по различным оценкам, от 60.000 до 200.000 евреев (последнее число включает в себя также умерших от ран и болезней). Большинство из них были жертвами погромов войск Украинской Директории, Белой армии и националистических банд. Иногда погромы совершались и красноармейцами, однако в несравнимо меньших масштабах и недолгое время, так как советское руководство жестко их пресекало. Сам генерал Деникин свидетельствовал:
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Евреи Советского Союза и присоединенных территорий

Сообщение Galina Orlova » 01 ноя 2012, 23:31

«Безумная большевистская власть не щадила ни "алой", ни "черной" крови, земля оделась в траур, и приход армии-освободительницы отзывался как радостный благовест в измученных душах. Иногда, впрочем, в этот радостный перелив врывались тревожные звуки набата... Так было в Екатеринославе, в Воронеже, Кременчуге, Конотопе, Фастове и в других местах, где набегающая волна казачьих и добровольческих войск оставляла и грязную муть в образе насилий, грабежей и еврейских погромов. Никаких, решительно никаких оправданий этому явлению не может быть. И не для умаления вины и масштаба содеянных преступлений...»
А.И. Деникин, «Большевистское наследие в освобожденных районах. Повстанчество и махновщина», Очерки русской смуты, т. 5 «Вооруженные силы юга».

Погромы сделали то, что не удалось большевистской пропаганде: они обратили многих евреев, далеких от коммунистической идеологии и поначалу не принявших Октябрьскую революцию, лицом к советской власти. Евреи видели в ней защиту от погромов, и десятки тысяч вступили тогда в ряды Красной Армии.
Советские евреи в 20-е и 30-е годы

Евреи в Советском Союзе в границах 1922-1939 годов пережили значительные демографические и социально-экономические изменения. Эти изменения начались уже в годы Гражданской войны. В.В. Энгель суммирует их следующим образом:

«Полностью была ликвидирована крупная и средняя еврейская буржуазия, подорвана основа жизни и быта ремесленников и мелких торговцев, которые в совокупности составляли около 80% еврейского населения. Как следствие, резко возросла численность евреев-служащих государственных (и партийных) учреждений (до 30-40%), а также еврейского рабочего класса (до 30%). Между тем 30-40% еврейского населения России (особенно в местечках) оставались безработными… Резко выросло еврейское население центральных районов России, бежавшее туда от погромов, особенно население Москвы (в 4 раза) и Петрограда (2 раза)».
Источник: В.В. Энгель, Курс лекций по истории евреев России, гл. 13.

В этот период еврейские общины СССР были оторваны от других общин Восточной Европы. До 1939 года развитие еврейских общин западной Украины, западной Белоруссии, Польши, Литвы, Бессарабии и других бывших территорий Российской Империи шло совершенно иным путем, чем развитие еврейства СССР.

В своем отношении к евреям советская власть руководствовалась идеологическим подходом основоположников коммунизма, считавших, что евреи обречены на ассимиляцию среди окружающих их народов. Ленин, видевший в евреях угнетенное и преследуемое меньшинство, полагал, что они сольются с народами, среди которых живут, как только будут отменены наложенные на них ограничения. Сама идея существования еврейской нации представлялась Ленину реакционной и враждебной интересам еврейского пролетариата. Сталин, определявший нацию как исторически сложившуюся совокупность людей, объединённых общими языком, территорией, экономикой и психическим складом, и вовсе не считал евреев народом. С его точки зрения ассимиляция евреев являлась исторической необходимостью.

Вместе с тем, конкретная политика советского правительства по отношению к евреям, по крайней мере до 1939 года, далеко не всегда зависела от официальной идеологии. Следует заметить, что в эти годы политика власти по отношению к евреям был частью общей национальной политики по отношению к народам, населявшим СССР. Эта политика, как мы увидим далее, претерпела несколько изменений в 1920-е и 1930-е годы и находилась в прямой зависимости от внутренней политики вообще и национальной политики в СССР в частности.
Первые годы советской власти

Конкретные проявления политики Советской власти по отношению к евреям, как и её национальная политика в целом, были инструментальными. Национальная культура поддерживалась до той степени, до которой она служила интересам власти по отношению к той или иной группе населения. Для проведения агитации среди советских евреев в 1918 году были основаны Еврейский Комиссариат при Народном комиссариате по делам национальностей и Евсекция - еврейская секция коммунистической партии. Вместе они должны были стать "правительственным орудием воздействия на массы, говорящие на идиш”, с целью привлечения евреев к идеям коммунизма, а также бороться с еврейскими партиями, иудаизмом и языком иврит, как орудием сионистов. В решении Первой Всесоюзной конференции представителей Еврейского Комиссариата и Евсекции 20 октября 1918 года говорилось:

"Всем учреждениям, функционировавшим до сих пор на еврейской улице, вроде общин и тому подобных организаций, больше нет места в нашей жизни... Еврейский рабочий... берет власть в свои руки и провозглашает диктатуру пролетариата в еврейском обществе".
Baron S., The Russian Jew under Tsars and Soviets. New York, Macmillan, 1976, p. 175

Приказом Еврейского Комиссариата были ликвидированы еврейские общины. Это нанесло колоссальный урон многим областям еврейской общественной жизни, так как именно общины ведали школами, больницами, домами престарелых и сиротскими приютами, на содержание которых у Еврейского Комиссариата и Евсекции не было средств, и эти области вообще не находились в его компетенции. В июне 1919 года был опубликован декрет о национализации всех еврейских общинных институтов. С 1919 по 1921 гг. все еврейские партии были объявлены нелегальными, за исключением Поалей Цион, которая была окончательно ликвидирована в 1928 году.

В рамках борьбы с религией закрывали многие синагоги, хотя они были легальны. Запрет на всякое религиозное образование вне семьи привел к тому, что даже начальные еврейские школы – хедеры – оказались вне закона. С 1924 по 1929 годы разрешалось преподавание в хедерах с не более чем тремя учениками. В 20-е годы еще официально признавались религиозные праздники, и верующие могли взять выходной, хотя уже в то время велась борьба со всеми религиями. Однако, начиная с 1929 года, не выходить на работу в религиозный праздник, включая еврейскую субботу, было запрещено, и тех, кто нарушал этот запрет, ждало увольнение или даже арест. Вот что рассказывает раввин Ицхак Зильбер о том, как проводилась «воспитательная работа» среди еврейской молодежи Минска.

«Нехемья Маккаби рассказывал мне, что тогда творилось в Минске. Евреев в городе было много, и Евсекция орудовала вовсю. В первый же вечер Песах евреи-коммунисты приступили к своим "антипасхальным" мероприятиям. Они буквально охотились за молодежью, как за зверями - заходили во все еврейские дома и требовали: "Идем с нами!" Отказываться и вступать с ними в спор было опасно».
Р. Ицхак Зильбер, Чтобы ты остался евреем… воспоминания, Иерусалим 2004.

Особенно активно Евсекция боролась с сионизмом. Дело не ограничилось запретом на деятельность сионистских партий. Язык иврит, в глазах власти полностью ассоциировавшийся с сионизмом и буржуазными течениями, также стал объектом борьбы. Постепенно закрывались школы, в которых преподавание велось на иврите. Еврейский Комиссариат постановил, что языком преподавания в еврейских школах должен быть идиш. Закрывались газеты и издательства на иврите. В 1926 году театр "Габима" уехал на гастроли в Европу и США и бежал из СССР, где его существование стало невозможным. После этого в СССР уже не было никаких публичных проявлений культуры на языке иврит.

Экономическое положение евреев в годы военного коммунизма было очень тяжелым. До революции около 40% еврейского населения было занято в сфере торговли. Однако, в первые годы советской власти товарообмен был фактически запрещен, что оставило миллионы евреев без работы и средств к существованию. Многие евреи еще во время гражданской войны были вынуждены переехать в города, спасаясь от погромов. Однако в городах была разруха и нищета, что привело к еще большему обнищанию еврейского населения.

Кроме того, началась борьба с «враждебными классовыми элементами». Евреев - представителей «неправильных» классов лишали всех гражданских прав, наряду с дворянами и «кулаками». Среди так называемых «лишенцев» к началу 1920-х оказалось до 30% еврейского населения. Категория лишенцев существовала с 1918 года по 1936-й. В нее включались те, кого власти считали "эксплуататорами" и "нетрудовыми элементами": торговцы, служители культа и ремесленники, использовавшие чужой труд - причем наемным работником мог считаться подмастерье или ученик. Помимо избирательного права, люди, принадлежавшие к данной категории, были лишены и социальных прав. Лишенцев не брали на работу, они не могли состоять на учете на бирже труда, не имели права на получение жилья, лишались всей семьей права на государственную медицинскую помощь, на высшее образование и т.п. Раввин Ицхак Зильбер писал:

«Моего отца как "лишенца" отправили на принудительные работы. Каждый день он проделывал пешком многочасовой путь - туда и обратно. Работал отец в поле - другой работы ему, бывшему раввину, не полагалось. Но по субботам отец оставался дома - как ему ни грозили, как на него ни кричали.»
Р. Ицхак Зильбер, Чтобы ты остался евреем… воспоминания, Иерусалим 2004.
НЭП – Новая экономическая политика

Тяжелое экономическое положение в стране заставило власти в 1921 году изменить политику "военного коммунизма" на "Новую экономическую политику" (НЭП). Отныне крестьянам позволялось продавать излишки продукции, что привело к развитию сельского хозяйства. Была также разрешена торговля. Стало возможно открывать ремесленные мастерские. В городе НЭП вызвал увеличение производства, рост легкой промышленности и частной инициативы. Евреи оказались в первых рядах НЭПа, поскольку в это время расцветают, хоть и со значительными ограничениями, традиционные еврейские области, а именно торговля и ремесла. Так, в Белоруссии в 1926 году евреи составляли 90% от общего числа частных торговцев. В это время евреи были полностью уравнены в правах с остальным населением страны. Начался расцвет культуры на языке идиш.

На этот же период приходится и пик деятельности Евсекции. Среди целей этой организации было «Противодействие нэпманизации еврейского населения». Так, даже в момент относительной экономической либерализации органы власти пытались противодействовать деятельности еврейских предпринимателей. Вот как воспринималось малейшее проявление частного дела в те годы:

« «…некомсомольское поведение Олеси не случайно, оно объясняется воздействием среды, в которой она живет, а среда эта мелкобуржуазная». Дело, понимаете, в том, что отец Олеси, Афанасий Прокопьевич Сташенок, остался кустарем. Все кустари объединились в артели, а он нет. Можно его понять: единственный в городе шорник…»
Анатолий Рыбаков, Тяжелый песок, Москва 1982.

Если шорник назывался «мелким буржуа», то что же говорить о более серьезных проявлениях частной инициативы.

Период НЭПа продолжался совсем недолго, с 1921-го по 1928 год, после чего началось укрепление власти Сталина, был принят план "пятилеток", и частная экономическая инициатива была полностью запрещена.
Период сталинских реформ 1928 – 1939

Этот период ознаменовался так называемым «строительством социализма». Сталин считал, что существование частной собственности противоречит основам социалистического строя и революции. Поэтому краеугольным камнем сталинской власти стал процесс коллективизации, индустриализации и бюрократизации советского общества. Партийно-государственный аппарат превращается в централизованную привилегированную касту, которая контролирует все, что происходит в стране. Этот период также характерен началом жесточайшего идеологического контроля над обществом и партией и применением властью репрессивных методов воздействия.
Урбанизация и еврейская демография

Многие евреи-лишенцы, в первую очередь молодежь, в попытках спастись от неустроенности, ограничений и голода, в поисках средств к существованию переселялись из маленьких городов и местечек бывшей черты оседлости в крупные индустриальные центры. Там они имели шанс скрыть свое социальное происхождение, устроиться на работу и вернуть себе социальные права. Миграция достигла пика в годы первой пятилетки (1928-1932), когда со стороны властей началась непримиримая политика, направленная на полное уничтожение частной торговли и ремесленничества. В то же время расширились перспективы обучаться, работать и делать карьеру в активно развивающихся административных центрах, и данное обстоятельство также убеждало людей сниматься с мест и отправляться в большие города на поиски лучшей жизни. В эти годы миграция приобрела особенно широкий размах и затронула самые разные слои еврейского населения. Еврейский поэт Изи Харик так описывал этот процесс:

Скучный вечер субботы. Куда ни пойдешь,
Всюду пусто. Безлюдны кварталы.
Что за радость бродить?
Ни души не найдешь:
Из местечка в поселок ушла молодежь,
И местечко печальное стало.

Все в усадьбу сегодня на праздник ушли,
С песней звонкой брели по дорогам.
Задыхается, стонет местечко вдали,
Горизонт захлестнул мертвой
хваткой петли...
1925
Перевод с идиш Александра Ревича

Ситуация изменилась в начале 1930-х годов. На XV съезде ВКПб в 1927 году было принято решение о коллективизации. Этот процесс достиг своего пика в 1932-33 годах. С этого момента власти стала невыгодна миграция молодого населения из деревень и местечек Украины и Белоруссии. Нужна была рабочая сила для колхозов, которыми становятся эти деревни и местечки. В 1932 году было введено удостоверение личности, что содействовало закрытию для мигрантов некоторых больших городов и очистке их от "нежелательных элементов". Например, в 1933 году 21.900 лишенцам и еще 34.800 лицам, "не участвующим в социально полезных работах", было отказано в получении паспорта в десяти главных советских городах, что на деле означало выселение из этих городов. Некоторые города были объявлены закрытыми, среди них Москва, Ленинград и Харьков, прежде бывшие особенно привлекательными для еврейских мигрантов. Таким образом, уровень еврейской миграции в 30-е годы резко снизился.



Согласно переписи, в 1926 году в пределах бывшей черты оседлости проживало 68.2% советских евреев. В начале же 1939-го там проживало всего 57.1% еврейского населения СССР. Географическое разделение еврейского населения накануне германского вторжения повлияло на масштабы Катастрофы в Советском Союзе. К 1939 году уже более трети евреев СССР проживали на территориях, которые позднее не были оккупированы нацистами.

Согласно переписи 1939 года, 86.9% советских евреев проживали в городах. Треть (1.064.949 человек) - в пяти крупных центрах: Москве (400 тыс.), Ленинграде (275 тыс.), Киеве, Харькове и Одессе (около 150 тыс. в каждом). Эти города являлись административными, культурными и научными центрами РСФСР и Украины. Этот факт также наложил отпечаток на социальную и профессиональную сферы жизни еврейского населения. Переселение множества евреев из маленьких городов и местечек в большие города привело к изменениям в поведении, во взглядах и в образе жизни. Большинство мигрантов отрывались от традиционного еврейского уклада, все еще сохраняемого, как минимум, на уровне семьи, в местечках и городках бывшей черты оседлости, где разговорным языком евреев оставался идиш, а еврейские традиции сохраняли важность для многих. В среде евреев, живущих в больших городах, особенно на территории РСФСР, ускорились процессы, связанные с интеграцией: русификация, отказ от еврейских традиций, секуляризация, заключение смешанных браков.
Образование

Многие молодые евреи, в первую очередь в крупных городах, были решительно настроены на получение высшего образования. Во-первых, образование традиционно рассматривалось в еврейской среде как одна из наиважнейших ценностей в жизни человека, а во-вторых, молодые евреи видели в высшем образовании важную ступень в продвижении по социально-экономической лестнице. С другой стороны, власти были заинтересованы в развитии в стране научной и культурной элиты, а, следовательно, и в привлечении в ВУЗы новых студентов. Количество студентов стремительно росло. В середине первой пятилетки произошел значительный скачок в общем числе студентов советских ВУЗов. В период 1929 по 1939 годы общее количество студентов в СССР выросло примерно в 8 раз.

Процент евреев среди студентов ВУЗов в 30-х годах колебался, однако оставался значительным и, как правило, превышал процент евреев в общем населении, даже городском. Так, в 1938 – 1939 гг. в Москве евреи составляли 17.1% от общего числа студентов, а в Одессе - 45.8%, при том, что евреи составляли лишь четверть населения города (см. таблицу). Накануне Второй мировой войны советские евреи представляли собой наиболее образованную национальную группу из около сотни народов СССР. Следует также отметить, что хотя уровень образования в целом повысился для всех советских евреев, в местечках и небольших городах бывшей черты оседлости он значительно уступал уровню образования евреев в крупных городах.

Еврейские студенты ВУЗов в пяти крупных городах, 1938-1939 Мужчины Женщины Всего Процент от всех студентов

Всего 33.915 26.201 60.116 22.7
Москва 9.520 7.209 16.729 17.1
Ленинград 9.558 6.700 16.258 19.0
Харьков 4.682 4.034 8.716 24.6
Киев 5.207 4.007 9.214 35.6
Одесса 4.948 4.251 9.199 45.8


Источник: Mordechaj Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. Yad Vashem, Hebrew University, Jerusalem, 1998, p. 308
Евреи в сельском хозяйстве и индустрии

До революции в сельском хозяйстве было занято менее 3% еврейского населения Российской империи. Но к 1926 году, в первую очередь в результате политики новых властей, процент евреев в сельском хозяйстве возрос до 12.

С середины 20-х годов в Белоруссии, Украине и Крыму, в основном в пределах бывшей черты оседлости, начали развиваться еврейские сельскохозяйственные поселения. Поначалу инициатива их создания исходила "снизу": тяжелое положение, сложившееся в стране после гражданской войны, заставляло многих евреев в поисках спасения от голода создавать новые сельскохозяйственные поселения. В середине 20-х годов развитие еврейского сельского хозяйства приняло организованный характер. 29 августа 1924 года был создан КОМЗЕТ, «Комитет по земельному устройству трудящихся евреев». Целью комитета стала «продуктивизация» евреев, т.е. их привлечение к так называемому производительному труду. Однако, по данным переписи1939 года, численность еврейских земледельцев снизилась до 220 000 - около 8% еврейского населения страны. Видимо, это стало результатом переселения евреев в крупные города.

С появлением еврейских сельскохозяйственных поселений и, как следствие, еврейских сельсоветов и национальных районов в середине 20-х, власти стали развивать идею создания еврейского автономного территориального образования. 17 ноября 1926 года в своем выступлении на съезде ОЗЕТ (Всесоюзное общество по земельному устройству трудящихся евреев в СССР), организации, ставившей целью привлечение евреев к земледельческому труду, председатель ЦИК СССР Михаил Калинин сказал:

"Перед еврейским народом стоит большая задача - сохранить свою национальность, а для этого нужно превратить значительную часть еврейского населения в оседлое крестьянство... Только при таких условиях еврейская масса может надеяться на дальнейшее существование своей национальности..."
Все материалы съезда находятся: ГАРФ, Ф. Р-9498, Оп. 1, Стенограммы первого общественного собрания, ноябрь 1926.

Территория для еврейской автономной области была выделена не в Крыму или на Украине, а на Дальнем Востоке, в Биробиджане. Главной причиной такого шага было желание Советского правительства заселить Дальний Восток и укрепить границы с Маньчжурией перед лицом японской угрозы. В глазах власти Биробиджанский проект был также советским ответом на поддерживаемую "британским империализмом "сионистскую идею "еврейского национального очага" в Палестине. Один из руководителей Евсекции сказал на совещании ОЗЕТ в 1929 году:

"Я сильно сомневаюсь также в том, пошел ли бы туда целый ряд тех работников... без лозунга: "В еврейскую страну!". И если мы видим, что этот лозунг помогает освоению всей этой большой и трудной территории, ... то не должны ли мы относиться к этому лозунгу, как к лозунгу, ...апеллирующему к молодому и смелому, а не к отсталому и консервативному, апеллирующему не к национальным предрассудкам, не к древним предкам и гробницам, а прочь от них - к новому социалистическому будущему!"
Исраэль Гутман и Наама Галиль. Катастрофа и память о ней. Яд Вашем, Иерусалим, 2008, с. 101


Ленинград, 1928. Представитель ОЗЕТ выступает на железнодорожном вокзале перед добровольцами, отправляющимися в Биробиджан. Архив Яд Вашем, 4331/3

Однако отдаленность от традиционных еврейских центров и тяжелые климатические и аграрные условия не привлекали евреев, и из 20.000 поселенцев, прибывших в Биробиджан с 1928-го по 1937 год, 60% уехали. Несмотря на то, что Биробиджанский проект трудно назвать успешным, в 1934 году там была провозглашена "Еврейская автономная область". В 1939 году евреи составляли всего 16.2% населения по области и 35% в самом Биробиджане.

Как говорилось ранее, одновременно с отменой НЭПа началась коллективизация сельского хозяйства (1928 – 1932), сопровождавшаяся террором, голодом, конфискацией имущества, борьбой с "кулаками" и ссылками в Сибирь. Кроме того, евреев, занятых в сельском хозяйстве, стали объединять в колхозы с неевреями, что нередко приводило к конфликтам на национальной почве. В результате коллективизации и сильно ухудшившегося положения крестьян многие евреи оставили сельское хозяйство и переехали в город, где благодаря ускоренным темпам индустриализации создавались новые рабочие места. Таким образом, несмотря на попытки властей привлечь евреев к сельскому хозяйству, накануне войны в этом секторе работало меньшинство.

Вместе с тем нужно отметить, что в индустрии интеграция евреев имела значительно больший успех, чем в сельском хозяйстве. В первую пятилетку (1928 – 1932 гг.) индустриализация была объявлена составной частью «триединого плана по коренному переустройству общества». Этот план включал в себя: индустриализацию, коллективизацию и культурную революцию. Целью плана было превращение СССР из преимущественно аграрной страны в индустриальную державу и сокращение отставания от развитых индустриальных стран. Еврейская молодежь довольно активно участвует в этом процессе. Для многих детей ремесленников рабочие специальности являлись естественными. Еврейский социолог Яков Лещинский писал о социальных процессах, происходящих в стране:

"В тяжелой промышленности еврей до революции был редким явлением. И вдруг появились еврейские парни и девушки, которые начали работать... На заводах... эти юноши быстро продвигались, овладевали профессией... более того, выделялись своими способностями и сообразительностью. Партия начала выдвигать их на ответственные посты, которые имели преимущество и в материальном смысле. А поскольку в те годы безработица еще не была полностью ликвидирована, и на каждое свободное место на предприятиях рвались многие, змей антисемитизма поднял свою ядовитую голову".
Яаков Лещинский. Евреи в Советской России (иврит). Тель-Авив, 1943, с. 204

Позднее мы вернемся к вопросу об антисемитизме в этот период. Несмотря на некоторый успех, процент евреев в промышленности был значительно ниже, чем в среднем по стране.


Крым, конец 1920-х. Еврейские колхозники. Архив Яд Вашем, 3403/2
Евреи в новых профессиях

Социально-экономические, политические и демографические процессы в 20-е и 30-е годы изменили сферу занятости и социальную стратификацию еврейского населения. После большевистской революции и в результате массовой эмиграции российской интеллигенции, а также бойкота новой власти со стороны большей части бывших царских чиновников, возникла острая потребность в новых кадрах для административного аппарата. В этом отношении евреи, среди которых был высок уровень образованности, представляли для новой власти особый интерес. При условии принятия ими нового режима и "правильной" классовой принадлежности открывались пути наверх по социальной лестнице. При построении нового общества власти стремились интегрировать евреев, воспитать их "советскими людьми". Интеграция, бывшая в Западной Европе довольно медленным процессом, в Советском Союзе поначалу развивалась очень быстро.

В 1936 году в новой советской Конституции объявлялось, что больше не существует никаких враждебных классов, и все советские граждане имеют равные права. Данный факт открыл возможности для многих евреев, которые до сих пор относились к категории лишенцев, а теперь могли работать и повышать свой социальный статус.

Евреи активно интегрировались во все отрасли экономики и были широко представлены в военной и политической элите и на всех уровнях государственной власти. Великим реформатором советской армии был Йона Эммануилович Якир (1896 - 1937), который вместе с Тухачевским впервые разработал концепцию танковой войны и взаимодействия танковых и авиационных частей (начиная с 1925 года), взятую позднее на вооружение немцами.

В те годы была велика доля евреев в среде ученых. Евреи заметно проявили себя в советском кино, искусстве и литературе. Значительная часть популярных музыкантов и композиторов «первой линии» того времени были евреи. Исаак Дунаевский (1900 – 1955 гг.) был одним из главных создателей музыкального ряда СССР той эпохи. Леонид Утесов (1895 – 1982 гг.), родившийся под именем Лейзер Вайсбейн, был одним из самых популярных певцов и актеров того времени. Самым известным «русским шансонье», как его тогда называли, был Марк Бернес (1911 – 1969 гг.). Имя скрипача Давида Ойстраха (1908 – 1974 гг.) навечно останется в памяти любителей классической музыки. Разумеется, это лишь малая часть тех людей еврейского происхождения, кто оказался в элите советской культуры.

Особенно много евреев было среди представителей среднего класса, который значительно пополнился ввиду запрета на частную торговлю и ремесленничество. В 1939 году евреи составляли 7.5% советской интеллигенции (врачи, бухгалтеры, инженеры и т.д.), при 2%-ном представительстве в населении страны. В следующей таблице мы видим социальную стратификацию евреев по всем слоям советского общества согласно переписи 1939 года. Данные приводятся в сравнении с общим населением СССР и с городским населением из расчета на 1000 человек населения. Эти данные отчетливо показывают интеграцию евреев в высших слоях общества (элита и средний класс). Они также указывают на переход евреев от ремесленничества (1917) к индустриальным профессиям, хотя процент евреев в ремеслах все еще оставался значительным.


В 20-е – 30-е годы наряду с деятелями еврейского происхождения, принявшими русскую культуру, такими как Мандельштам, Каверин, Маршак и Пастернак, выдвигаются и другие еврейские писатели и публицисты, а именно Исаак Бабель, Илья Эренбург, Илья Ильф (Йехиель-Лейб Файнзильберг)[2] и многие другие. Расцвет культуры на идиш выдвинул таких советских идишских писателей, как Лейб Квитко, Аврум Вевюрко, Меир Винер, Перец Маркиш, Изи Харик и многих других. Интересно, что идишские писатели были зачастую более подвержены советской идеологии, чем еврейские писатели на русском языке. Нужно заметить, что, несмотря на то, что многие еврейские деятели культуры покинули Россию уже в первые годы Советской власти, были и те, что сознательно решили остаться. Их отношение к строю было разным: некоторые принимали его как данность, другие полностью ассоциировали себя с ним (критик Леопольд Авербух, философ Абрам Деборин и пр.).

В конце тридцатых годов ситуация начала меняться к худшему. За годы советской власти были подготовлены кадры из числа русских, украинцев и представителей других больших народов. Многие из них были выходцами из деревень, как правило, плохо образованными, но «классово» подходящими новому режиму. Они активно продвигались в аппарате государства, партии и в армейском руководстве за счет представителей национальных меньшинств. Старые кадры, среди которых было много евреев, пострадали в этот период от чисток и репрессий. Зачастую критерием для репрессий являлось наличие родственников или знакомых за границей, в том числе в таких странах, как Польша, Литва и Латвия, где у многих евреев были родственники. Эти процессы подорвали продвижение еврейских кадров в государственном аппарате. Вот что пишет Николай Митрохин об этом периоде:

«В 1938 году дискриминации подверглось еврейское население страны, составлявшее значительную часть партийно-государственного аппарата. Именно с этого года евреев перестали брать на работу в ЦК ВКП(б) и МИД и, наоборот, решительно начали удалять их из этих ведомств. Резко, в несколько раз, сократилось присутствие евреев в НКВД, ЦИК СССР, на министерских должностях. В ноябре 1938 года впервые в практике аппарата ЦК ВКП(б) появилась документация, где евреи упоминались в качестве кадров, засоряющих учреждения.»
Источник: Митрохин Н., «Этнонационалистическая мифология в советском государственном аппарате», Русская партия. Движение русских националистов в СССР. 1953 – 1985, Москва 2002.

В репрессиях 30-х годов были арестованы и сосланы в лагеря или казнены многие деятели культуры, военные и коммунисты. "Чистки" затронули широкие слои советского общества и разные народы. Среди пострадавших было немало евреев. На судебном процессе Зиновьева и Каменева в августе 1936 года одиннадцать из шестнадцати подсудимых были евреями. Евреи стали косвенно ассоциироваться с "предателями дела Ленина-Сталина". Репрессии дошли и до простых еврейских рабочих и ремесленников. Как правило, дела фабриковались по одному и тому же сценарию. Вот как рассказывает Рыбаков о деле, которое сфабриковали против его отца:

«В областной газете появилась статья "Чужаки и расхитители на обувной фабрике". Речь шла о нашей фабрике. Как чужак упоминался мой отец, "человек сомнительного социального происхождения", некоторые бывшие кустари, использовавшие когда-то наемный труд, и, конечно, директор Сидоров как "покровитель чужаков и расхитителей"; упоминались и сами расхитители, двое рабочих, укравших в свое время по куску кожи… Словом, кому-то Сидоров пришелся не по нутру, наступил кому-то на мозоль, состряпали дело»
Анатолий Рыбаков, Тяжелый песок, Москва 1982.
Советское общество и евреи

Советское государство рассматривало антисемитизм как антисоветское явление и пресекало антиеврейскую деятельность. Однако на бытовом уровне антисемитизм не только сохранялся, но и усиливался за счет возросшей конкуренции в социально-экономической сфере. Жесточайшая борьба за рабочие места и за продвижение по социальной лестнице, множество евреев в экономике, в университетах, в партийных и государственных структурах - все это вызывало соперничество, рост антиеврейских настроений и давало богатую пищу для разговоров о "еврейском засилье" и "привилегированном положении евреев". Вместе с тем сохранялись и вполне традиционные формы иудофобии, имевшей народно-религиозные корни. Вот что пишет Аркадий Зельцер о белорусской глубинке того времени:

«Религиозные стереотипы – традиционная форма противостояния – в советские годы продолжали присутствовать на бытовом уровне; религиозная самоидентификация оставалась достаточно сильной. В конце 20-х годов, в период усиления продовольственных трудностей, в Витебске накануне пасхи можно было услышать, что «жиды… на свою пасху получили муку для мацы». По сводкам НКВД, в 1937 году в Освейском районе во время крестьянского митинга, посвященного выборам в Верховный Совет, прозвучало мнение, что будут использоваться два вида бюллетеней – синий для евреев и белый для православных.»
Источник: Аркадий Зельцер, «Межэтнические отношения и советская политика 20–30-х годов: пример Восточной Белоруссии», Яд Вашем: Исследования,1 (2009), стр. 15.
Перемены в национальной политике СССР

В начале тридцатых годов усилились тенденции русификации и борьба против национальных культур. Предыдущие 20-е годы можно назвать расцветом советской еврейской культуры. В эти годы язык идиш рассматривался властью как инструмент "советизации" евреев. Увеличивалось число учащихся в школах, где преподавание велось на идиш, издавалось множество книг, газет и журналов. Существовало порядка полутора десятка государственных театров на идиш, включая театр ГОСЕТ под руководством Соломона Михоэлса.

Тридцатые годы и усиление власти Сталина положили конец "еврейскому культурному ренессансу". В 1930 году вместе с другими национальными секциями была распущена Евсекция. Еврейский Комиссариат был упразднен еще в 1924 году вместе со всем наркоматом по делам национальностей. Еврейскую историю перестали преподавать вообще, а с середины 30-х годов количество еврейских школ неуклонно сокращалось. Многие евреи предпочитали отправлять своих детей в русские школы, поскольку те давали возможность получения высшего образования и социального продвижения. Накануне Второй мировой войны система еврейского образования в СССР исчезла.


Крым, 1934. Деревенская еврейская школа. Архив Яд Вашем, 2155

В 1936-1937 годах были закрыты некоторые газеты и журналы, выходившие на идиш, а в 1938 году эта участь постигла и центральный орган еврейских коммунистов газету "Дер Эмес" ("Правда"). Правда, до конца войны еще существовал еврейский театр, и в СССР работало несколько видных идишских писателей, но в 1949 году все это было уничтожено окончательно. Еврейская культура в СССР так и не восстановилась после этих ударов.
Евреи территорий, присоединенных к СССР в 1939-1940 годах

В августе 1939 года был подписан советско-германский договор, известный как "пакт Молотова-Риббентропа". Он включал в себя "Соглашение о расширении взаимной торговли", "Договор о ненападении", а также секретный протокол, определявший сферы влияния СССР и Германии в Восточной Европе. Пакт положил начало новой действительности и новой экспансии. После начала Второй мировой войны и раздела Польши Советскому Союзу отошли Западная Украина и Западная Белоруссия. Независимые Литва, Латвия и Эстония оказались вынуждены подписать с СССР договор о взаимопомощи, а в июне 1940 года они стали советскими республиками. Тогда же, в июне, Красная Армия вошла в Бессарабию и Северную Буковину. Бессарабия стала основной частью Молдавской Советской Социалистической Республики, а Северная Буковина вместе с северной и южной частями Бесарабии были присоединены к Советской Украине.


Гродно, Белоруссия (тогда Польша), 1929. Съезд "Цукунфт" ("Будущее"), молодежного крыла партии "Бунд". Архив Яд Вашем, 1366/62

На территориях, вошедших в состав СССР в 1939-1940 годах, проживало около 1.750.000 евреев, а также порядка 300.000 беженцев из Западной и Центральной Польши, оккупированной Германией. В тридцатые годы, до присоединения к Советскому Союзу, для всех этих регионов было характерно усиление национализма, антисемитизма и попыток вытеснения евреев из политической и экономической сфер. Несмотря на это, еврейская культура, образование и общественная жизнь в странах Прибалтики и в Польше процветали. Историк Ицхак Арад отмечает:

«Евреи Восточной Европы в промежутке между мировыми войнами прошли три процесса: 1) расцвет культуры на идише и на иврите, примеров чему их история прежде не знала; 2) демократизация; 3) ухудшение экономического положения вплоть до нищеты и потребности в социальной помощи».
Ицхак Арад. Катастрофа евреев на оккупированных территориях Советского Союза (1941-1945). Днепропетровск, "Ткума", 2007, стр. 69


Вильнюс, Литва, 24/12/1932. Члены молодежного движения “Бейтар”. Архив Яд Вашем, 185GO3

Реакция евреев на присоединение территорий их проживания к Советскому Союзу была двойственной. С одной стороны, было ясно, что при советской власти национальная и политическая еврейская деятельность будут подвержены гонениям и преследованиям. Однако, с другой стороны, Советский Союз являл собой спасение от более страшной альтернативы в лице нацистской Германии. Фактически, оказавшись между молотом и наковальней, многие евреи предпочли "меньшее зло" в виде советской экспансии и поэтому приветствовали установление советской власти. Очевидец из Тернополя, Западная Украина, свидетельствует:

«Непредвиденное развитие событий пробуждало у еврейского населения смешанные чувства. Прежде всего, чувство облегчения - избавление от мучений гитлеровцев... Разумеется, советский режим подвергал еврейский народ опасностям, но совсем другого рода".
Энциклопедия диаспоры. Тернополь. Иерусалим - Тель-Авив, 1955, стр. 34

А вот что рассказывает очевидец оккупации Каунаса (Литва) Красной Армией в 1940 году:

"Среди тех, кто встречал советских солдат, были, разумеется, коммунисты, и среди них коммунисты-евреи... Но на тротуарах теснились евреи и из многих других слоев, которые испытывали в душе противоречивые чувства. В последние месяцы тревога грызла сердце: распространялись слухи, что Литва будет передана немцам... Действительно, теперь у них камень с души свалился, потому что они спаслись от нацистов... С другой стороны, литовское еврейство в своем большинстве было сионистским, а поэтому опасалось советской власти".
Сара Шнер-Нишмит. И я не обрела покой (иврит). Лохамей Хагеттаот, 1986, стр. 58

В среде националистов на аннексированных Советским Союзом территориях (как, например, в Литве или в Западной Украине) тот факт, что многие евреи приветствовали советскую власть, еще более усилил антисемитизм и отождествление евреев с ненавистным коммунистическим режимом. Это обстоятельство сыграло трагическую роль после немецкого вторжения в СССР в 1941 году.

Советизация экономики и общества происходит в этих районах особенно усиленными темпами. Тысячи людей из Советского Союза были направлены в конце октября 1939 года в Западную Украину и Западную Белоруссию и в июле-сентябре 1940 года в Прибалтику, Бессарабию и Северную Буковину, чтобы забрать в свои руки большинство ключевых позиций и должностей. Были национализированы банки, промышленные предприятия, оптовая торговля и земля, заморожены сберегательные вклады.

Разумеется, все эти изменения негативно отразились и на жизни евреев. С другой стороны, для них открылась возможность службы в государственном аппарате и политических структурах.

На всех аннексированных территориях были запрещены любые политические и общественные организации, кроме коммунистической партии. Запрет коснулся и еврейских общин - за исключением синагог, никаких еврейских организаций не осталось. Еврейские общины рассматривались как реакционный фактор. В статье "Конец средневековым пережиткам" газета "Вильнэр эмэс" ("Вильнюсская правда") писала:

"Община (Кегила) была инструментом власти клерикалов и реакции на еврейской улице. Она была центром политического влияния всяких сионистских партий... Сегодня всему этому пришел конец".
"Вильнэр Эмес", 27 сентября 1940 г.

На аннексированных территориях была уничтожена прежняя система еврейского образования, еврейские учебные заведения были заменены на государственные школы, подчиненные Наркомату просвещения. Исключение было сделано только для школ с преподаванием на идиш, так как идиш рассматривался советской властью в качестве инструмента для продвижения идей коммунизма в еврейские массы на присоединенных территориях. Все же, несмотря на все трудности, здесь существовала система еврейского просвещения, в то время как на изначальных территориях Советского Союза она была уже уничтожена.

Советская власть убрала с библиотечных полок все недостаточно "идеологически выдержанное", включая сионистскую и религиозную литературу. Все издававшиеся прежде еврейские газеты были запрещены, вместо них начали выходить новые, служившие рупором советской власти - такие как, например, уже упомянутая "Вильнэр Эмес", каунасская "Дер эмэс", рижская "Камф" ("Борьба"). Эти газеты не публиковали материалы о жизни евреев за пределами СССР, включая сведения о преследовании евреев в Германии, так как после заключения "пакта Молотова-Риббентропа" советская политика не допускала "антигерманской пропаганды", а сионизм и Бунд рисовались в этой прессе самыми мрачными красками.

Почти единственной дозволенной сферой еврейской культуры оставался театр. Советская власть поощряла деятельность театров, видя в них инструмент коммунистического воспитания: еврейские театры действовали на аннексированных территориях, а также в Москве, Киеве, Минске, Биробиджане и других местах.

Советских еврейских писателей очень впечатляло состояние идишской культуры на присоединенных территориях, где она процветала, несмотря на коммунистический режим и в противовес почти полному ее отсутствию в остальных частях Советского Союза. Однако это явление было временным. Еврейский поэт и писатель Перец Маркиш заметил Гиршу Смоляру, одному из видных общественных деятелей и публицисту, в ответ на его восторги по поводу еврейской культуры в Белостоке: "Из всего этого ничего не выйдет... Вам предстоит то же, что и нам. Вам дадут жить на короткое время, год-два, может быть, больше, и уничтожат все до конца".

Несмотря ни на что, на аннексированных территориях продолжало действовать молодежное сионистское подполье, прежде всего искавшее пути выезда из Советского Союза в Палестину. Советская власть видела в сионистах антисоветчиков, контрреволюционеров и шпионов и вела против них непримиримую борьбу. Молодых сионистов арестовывали, ссылали, приговаривали к срокам тюремного заключения от семи до десяти лет.

С первых же дней советской власти на аннексированных территориях массами арестовывали тех, кого власти определяли как "элементы, не заслуживающие доверия" - среди них сионистские лидеры, руководители еврейских организаций и члены Бунда, схваченные в первую волну арестов. Всего с февраля 1940 года и до середины июня 1941 года прокатились четыре волны арестов и ссылок, каждая против определенной группы людей. С третьей волной в июне 1940 года отправили в ссылку часть еврейских беженцев из Польши - независимо от профессиональной и сословной принадлежности. Четвертая высылка была начата в июне 1941 года, всего за неделю до германского вторжения в Советский Союз (последние высылки 21 июня 1941 года). На этот раз высылали жителей Прибалтики, Бессарабии и Северной Буковины. Судьба евреев и здесь ничем не отличалась от судьбы прочего населения аннексированных территорий. В первую очередь органы НКВД выселяли и репрессировали белоэмигрантов и представителей высших слоев общества, а во вторую - прочих «социально неблагонадежных». До сих пор существует спор о количестве высланных. Принято считать, что только в мае-июне 1941 года из Эстонии было выслано около 10.000 человек, из Литвы 17.5 тысяч, а из Латвии 16.9 тысяч, Молдавия 30 тысяч, Украина ок. 12 тысяч, Белоруссия ок. 21 тысячи. (Источник: А.Э.Гурьянов, Масштабы депортации населения в глубь СССР в мае-июне 1941, Мемориал). Это число включает представителей всех национальностей и социальных групп.
Заключение

В СССР накануне германского вторжения находилась самая большая еврейская община в мире. В результате внутренней политики советской власти евреи СССР оказались почти полностью оторванными от еврейских общин в других странах, и организованная еврейская жизнь в границах СССР до 1939 года была практически уничтожена, а на аннексированных территориях - серьезно расшатана. Этот факт сыграл роль в судьбе советских евреев в период нацистской оккупации.

В 20-е – 30-е годы демографические изменения привели к массовой миграции еврейского населения в большие города. К началу войны около половины евреев в границах СССР до 1939 года уже не жило в бывшей черте оседлости. Значительная часть – около 30% - жила на территориях, которые не были оккупированы нацистами.

За период советской власти изменился общественный статус евреев СССР. Накануне войны еврейство СССР представляло собой самую образованную группу населения. Евреи заняли важные посты в государственном аппарате, армии, культуре, технической отрасли и пр. Вместе с тем, с середины тридцатых годов началась дискриминация евреев в государственном и партийном аппарате. Репрессии и чистки затронули широкие слои еврейской интеллигенции, как и все советское общество.

Попытки советской власти «продуктивизировать» евреев, то есть заставить их заниматься т.н. «производительным трудом», оказались по сути безрезультатными. Несмотря на временный успех еврейских сельскохозяйственных поселений в середине двадцатых годов, уже к концу 30-х годов резко снижается участие евреев в этой области экономики. Причиной тому была коллективизация и попытки создания «еврейско-нееврейских» колхозов, что привело к массовой миграции еврейской молодежи в город. Некоторый успех имел место в промышленности, куда пошел немалый процент еврейской молодежи, хоть он был и меньше чем в среднем по стране. Биробиджанский проект, как советская альтернатива сионизму, и попытка решить проблему заселения дальневосточных регионов СССР, не увенчался успехом. Еврейская молодежь, которую посылали туда по «комсомольским путевкам», как правило, стремилась покинуть эти места в кратчайшие сроки.

К концу 30-х годов, когда советская власть решила избавиться от национальных культур, власти начали бороться и c еврейской национальной культурой на идиш. Идиш больше не был нужен советской власти, поскольку произошел массовый переход евреев на русский язык. Русский язык был языком власти и языком новой советской культуры, и именно он давал возможность социального продвижения в СССР. Еврейские местечки пришли в упадок. Уничтожение общинной жизни, вместе с коллективизацией, привели к тому, что молодежь массово оставляла местечки. Вместе с тем надо заметить, что урбанизация еврейского населения, то есть переезд в крупные города, происходил в этот момент во всех странах Восточной Европы.

Совершенно иная картина имела место на присоединенных к СССР в 1939 году территориях. Там компактно проживало примерно 2 млн. евреев. Большинство этих людей жили еврейской жизнью. Не только общины, но и светские еврейские организации и партии беспрепятственно действовали на этих территориях до 1939 года. Даже если на бывших польских территориях большинство евреев также пережили урбанизацию – переезд в крупные города, модернизацию и секуляризацию, все равно евреи этих мест были несравнимо более традиционны, чем евреи в старых границах СССР. В период с 1939 по 1941 год они испытали на себе всю тяжесть усиленной советизации. Несмотря на это, к началу войны на этих территориях еще сохранились еврейские учреждения, иногда подпольные, и еврейское руководство. Часто именно традиционное руководство продолжало руководить своими общинами до трагического конца.

Реакция евреев на советскую оккупацию, как и другие процессы, произошедшие на оккупированных территориях в 1939 – 1941 годах, имели большое влияние на судьбу евреев этих частей СССР в период Катастрофы.

Географические и социально-экономические изменения, произошедшие с евреями СССР в 1917 - 1939 гг., повлияли на процессы, происходившие в годы нацистской оккупации. Они во многом определили как состав жертв, так и тех, кто сумел спастись.

По материалам музея Яд Вашем
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06


Вернуться в Еврейское местечко

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron