Истории из жизни еврейского местечка

Здесь мы можем поговорить о еврейских местечках, рассказать о тех, в которых жили наши родители, наши бабушки и дедушки. Приглашаем не только жителей еврейских местечек, но и всех, кому дорог и интересен этот исчезнувший мир, к нам на форум.

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 09 окт 2010, 15:44

В XVIII веке вокруг рыночной площади сформировался еврейский квартал. Во второй половине того же века была построена большая деревянная синагога оригинальной архитектуры, ставшая важным акцентом Валькининкай и обозначившая центр города. В центре валькининкской синагоги была бима, ограниченная четырьмя колоннами, подпиравшими свод. Над бимой на восьми коринфских колоннах располагался балдахин. Очень нарядным был арон кодеш, украшенный сложным резным орнаментом с растительными и животными мотивами: цветами, оленями, голубями, львами. В правой его части (на восточной стене) были 13 принципов экзегезы Талмуда, сформулированные Раби Ишмаэлем (II в.), также 13 принципов веры, сформулированные Маймонидом (конец XII в.) и каббалистические формулы, которые должны были уберечь деревянную синагогу от огня. Синагога уцелела во время бушевавших в XIX веке пожаров в Валькининкай.
Как и все деревянные синагоги того периода, Валькининкская синагога была сложена из отесанных бревен на фундаменте из дикого камня и кирпича, крыша была четырехступенчатой, высокой, гонтовой, она покрывала высокий зал. Сам план здания был Т-образной формы, с более низким преддверием и с боковой женской галереей. Среднюю часть одноэтажной пристройки, примыкавшей к западной части синагоги, покрывала односкатная крыша. Другие стороны вокруг были украшены четырехскатными башенками пирамидальной формы. В Литве есть только три синагоги такого типа (с башенками): В Валькининкай, Шяуленай и Вилкавишкисе. Впечатляющие синагоги в стиле барокко чаще всего стояли в тесно застроенных кварталах и сильно выделялись на фоне низких жилых домов.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 09 окт 2010, 22:02

Как повествует легенда, в 1812 году в Валькининкай ненадолго останавливался Наполеон во время своего похода на Россию. Он побывал в синагоге, где евреи его встретили уважительно. В благодарность Наполеон подарил евреям красный бархатный коврик с желтым орнаментом по краям, с именем Наполеона и с надписью “Gloria Patri”. Этот подарок Наполеона хранился в синагоге до самой второй мировой войны, пока во время пожара в Валькининкай не сгорела синагога и всё, что в ней было.
Основателем синагоги был вельможа Грановский, предоставивший строительную древесину. В его честь потолок синагоги был расписан фреской, изображающей поместье Грановских.

Перед 1889 годом на менее возвышенном месте в Валькининкай была построена меньшая, вторая синагога. По рассказам старейших жителей Валькининкай, эта синагога была всегда открыта, в ней чаще всего молились евреи, также в неё мог зайти кто угодно и когда угодно. Между тем большая синагога открывалась только по большим праздникам. По рассказам местных жителей, в малой синагоге была детская религиозная школа. В конце XIX в. В Валькининкай действовала ешива, а в 1912 и 1920 гг. была открыта начальная школа с преподаванием иврита. Известно, что в период между первой и второй мировой войной в Валькининкай еврейских детей учил Генри Бутримович.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 11 окт 2010, 13:02

В Валькининкай в северной части городка сохранились остатки старого еврейского кладбища. По словам местных жителей, на кладбище прежде было немало мраморных памятников, но в военные и послевоенные годы кладбище было разорено, много памятников было вывезено. В 1998 году была повешена табличка «Старое еврейское кладбище. Да будет свята память об усопших». Сейчас и этой таблички нет. Кладбище запущено, заросло лесом. Надпись на одной из могильных плит свидетельствует, что здесь похоронен Jechiel Josef ben Nachum Leib Trivosh, потомок Виленского Гаона, умерший в 1895 году. В эпитафии на другом надгробье указано, что здесь похоронена женщина, умершая в 1895 или 1898 году, и что она была очень эмансипированной, богобоязненной и знающей Тору. Этот факт интересен тем, что на женских надгробьях эпитафии не пишутся. Памятник выделяется и своей орнаментикой: он декорирован фигурами львов.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 11 окт 2010, 20:45


Основание еврейской общины в городке обусловили благоприятные условия для хозяйственной деятельности. В 1681–1688 годах евреям была предоставлена привилегия на занятие торговлей и ремёслами, оборудование швейных, ювелирных мастерских и парикмахерских, также было предоставлено право свободной продажи своих изделий не только на рынке, но и на улице и дома. Разрешено также было продавать ткани, железо, пиво, держать винокурни, поселяться на дворянских и церковных землях, строить синагоги, бани, иметь отдельные кладбища, приобретать земли и дома, не платить налоги на содержание замка и войска. В 1765 году среди 272 евреев, живших в Валькининкай, было два портных, один ювелир, одна еврейская семья содержала корчму. Несмотря на то, что основными занятиями представителей еврейской диаспоры в Валькининкай с самого начала её основания были ремёсла и торговля, в собственности евреев были и обрабатываемые земли, и сенокосные луга. В 19 веке в Валькининкай землевладельцем был Шевель, который взял в аренду три четверти церковной земли. В период между первой и второй мировыми войнами Борух Куниховский также был землевладельцем, кроме того, он занимался тем, что обрабатывал землю по заказу.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 12 окт 2010, 23:47

Важнейшим промышленным объектом со второй половины XVIII в, то есть со времени увеличения экспорта, была лесная промышленность. Сохранились сведения со времён между войнами о лесоторговце Хаиме Голдмане, контролировавшем сплав леса по реке Мяркис, также о перевозчиках Юделе Беккере и Рубине Герше, перевозивших дрова и брёвна. В это же время в Валькининкай жил торговец Сике Домашевский, владевший мельницей и лесопилкой.
Кроме объектов лесной промышленности, в Валькининкай была картонная фабрика. Во времена польской оккупации картонная фабрика принадлежала Шекелю Бунимовичу, у которого было частное предприятие в Вильнюсе, уполномоченным его на картонной фабрике в Валькининкай работал купец Давид Шешкин, инженером – Шая Валдтайм, а приемщиками продукции – Левин Бенске, Ицке Домашевский, Иршке Лифшиц.
В 1923-34 годах на правом берегу реки Мяркис торговцы Ицек Пекельн и МозеРотенберг основали небольшой скипидарный и смоляной завод и предприятие по производству древесного угля.
До второй мировой войны в Валькининкай работали сапожники Мотель Свейцке и Шая Орловский. Шапки шили Иоффе Куркудлянский и Янкель Барабан.
С той поры сохранился до наших дней дом портнихи Рахели, это один из немногих домов, которые не сгорели во время второй мировой войны.
Кузнецы, как правило, специализировались каждый на своём деле: одни только подковывали лошадей, другие делали колёса для повозок, третьи их оковывали металлическими обручами, прочие ковали косы, делали колёса для прялок. На улице Дзуку стояла кузница Давида Страчанского. Люди вспоминают также кузнецов Авраама Барка, Абеля Барка, Миршке Бурмана, Иршу Барка, Лайске Лейзера, Хаима Менолке, Лейбара и Давида Страчанских. В еврейских лавках можно было купить мыло, керосин, соль, сахар, муку, селёдку, ткань на одежду, обувь, инструменты. В центре городка стоял огромный дом длиной 40 метров и шириной 15 метров, в котором жили восемь еврейских семей, занимавшихся торговлей кожаными и металлическими изделиями. Около самого рынка стояла аптека Йоффе Штерна.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 13 окт 2010, 23:49

Сохранились сведения и о некоторых других зажиточных жителях местечка.
Около самого рынка стоял узкий и длинный дом торговца Давида Рубинштейна, владевшего монополией на водку. В этом доме был большой пивной магазин, прославившийся знатным пивом «Шопено». Магазины продовольственных и хозяйственных товаров в городке держал Хаим Кахал. Йосель Дворцин также владел монополией на водку. Абель Дворцин, поставщик пива, привозил пиво с железнодорожной станции Валькининкай. Янкель Дворцин и Янкель Петлюк владели пивными, Авраам Янкель и Мозе Лапас владели ресторанами, купец Хаим Годель имел большой магазин, Эльке Фарбер торговал мехами, Курт Израэль владел магазином хозяйственных товаров, Руфке Копельман имел обувной магазин, Антанас Карпович торговал тканями. Йоффе Куршенбаум имел монополию на спички, Шепер Мальцман торговал посудой, горшками. Братья Давид и Руфке Мальцман были парикмахерами, Хаким Марголин был фельдшером. Скрипач Йосель Крук создал музыкальную капеллу из пяти музыкантов.
Есть данные и о бедных жителях местечка Валькининкай. В их числе – мелкие ремесленники Авраам Бурман, Алтар Бурган, Ирша Берг, Авраам Бобке, Мойшке Хендель, Алтар Мендель; мелкие торговцы Ирша Барк, Авраам Хилдер, Израэль Шолум, Янкель Пупке, Авраам Петлюк, Сара Михле; старьёвщик Ицек Юдке, возчик Янкель Захарацкий, сапожник Шая Орловский. Некоторые жители местечка жили совсем бедно, их содержали богатые соседи. В их числе – Самуэль Бенский, Самуэль Борух, Марк Борух, Иршке Юдельман. Кузнец Лейба Страчанский изготавливал кольца для прялок, которыми обеспечивал всех женщин местечка.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Валькининкай

Сообщение Galina Orlova » 14 окт 2010, 00:08


Профессор Иерусалимского университета Дов Левин:

ДО ВОЙНЫ В ВАЛЬКИНИКАЙ
ЖИЛО НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ ЕВРЕЕВ.
ИЗ НИХ ПОСЛЕ ХОЛОКОСТА ОСТАЛИСЬ В ЖИВЫХ:

41 ЧЕЛОВЕК.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Укмярге

Сообщение Galina Orlova » 25 дек 2010, 00:45

Еврейское местечко Укмярге

Город Укмярге, ранее именуемый Вилкмярге или Вилкомир, упоминается с XIII в.
Город развивался как важный торговый и административный центр до 1700 – 1701 г. Во время Северной войны 1654 – 1667 годов, в 1656 году Укмярге заняли шведы. Считается, что именно после шведских войн в Укмярге была основана и стала развиваться еврейская община. Указываются различные даты появления евреев в Укмярге: по одним источникам уже в 1665 году в Укмярге жили 622 еврея, и тогда им было разрешено строительство синагоги, также была выделена земля под основание кладбища. По архивным материалам первый еврей в Укмярге (владелец лавки) поселился в 1674 году, а в 1685 году в летописи уже упоминается кахал и синагога. С 1872 года число жителей еврейской национальности в Укмярге начинает возрастать, причиной тому стал указ Александра II о «черте оседлости». Этот указ, запрещавший евреям селиться в большинстве городов российской империи, не распространялся на территории Польши, Литвы, Белоруссии и большей части Украины. Разросшийся город в 1877 году почти весь сгорел. По официальному рапорту губернатора Каунаса, пожар в Укмярге возник в пекарне Шимеля Мельца из-за неисправного дымохода. Сгорел весь еврейский квартал с Большой Синагогой, сгорело около 500 домов, без крыши над головой осталось 3000 человек, погибло 7 человек. После пожара город был восстановлен. В начале XX века в хозяйственной жизни Укмярге наступила стагнация. Немало евреев в этот период эмигрировало в Южную Америку и США. Во время I Мировой войны русские вывезли евреев из Укмярге: несколько семей было вывезено в Россию, прочие нашли временный приют в Вильнюсском крае. Военному врачу Каценеленбогену было разрешено остаться, но он отказался. Во время немецкой оккупации (в конце 1915 года) началось возвращение евреев в Укмярге. Большинство евреев положительно встретили объявление Независимости Литвы (16 02 1918), поскольку власти Литвы декларировали равенство для евреев и улучшение их положения. После завоевания Вильнюсского края Польшей немало беженцев оттуда прибыло в Укмярге. В 1923 году в Укмярге жило 3885 евреев (37% всех жителей). За три столетия жизни в Укмярге на долю евреев нередко выпадала тяжкая ноша несчастий. Наиболее благоприятным было время между двумя войнами XX века, когда беспрепятственно могла развиваться еврейская культура и ремёсла. Однако спокойствие разрушила II Мировая война, принёсшая геноцид еврейского народа. Перед войной в Укмярге из общего числа жителей евреи составляли почти половину, после войны количество евреев составляло всего 0,1 %. В сосновом бору в четырёх километрах от Укмярге в 18-19 августа и 5 сентября 1941 года фашистами были убиты 6354 жителя еврейской национальности. В 1953 году этим жертвам Холокоста был поставлен памятник.


Продолжение следует
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Глуск (Белоруссия)

Сообщение Galina Orlova » 16 янв 2011, 13:33

ТРАГЕДИЯ ЕВРЕЕВ МЕСТЕЧКА ГЛУСК


До войны в местечке Глуск Могилевской (бывшей Полесской) области проживали более 3 тысяч евреев, что составляло около 70% его населения. Многие из местных жителей разговаривали на языке идиш.

Евреи Глуска, как и их земляки других национальностей, терпели лишения, но не теряли надежд на лучшую жизнь. Надежды не оправдались. Грянула война...

Немцы оккупировали Глуск 27 июня 1941 г. и сразу установили для евреев жесткий порядок. Всем, без исключения, носить желтые звезды. Начались издевательства и расстрелы.

2 декабря 1941 г. приехавшая накануне зондеркоманда собрала при помощи местных полицаев всех евреев на площади в центре Глуска, погрузила в машины и расстреляла в карьере на Мыслотяской горе рядом с местечком.

Спастись удалось только тем, кому помог счастливый случай (не более 2%). Так в одночасье трагически закончилась многовековая история евреев Глуска. Их как будто здесь и вовсе не было, будто и не жили они здесь...

Примерно по такому же Глускому сценарию в течение 1941 – 1942 гг. местечко за местечком, город за городом, в Белоруссии были уничтожены более 200 гетто, за исключением 100-тысячного Минского гетто, последние узники которого были расстреляны в октябре 1943 г. Таким образом в Белоруссии был решен «еврейский вопрос». Всего погибли более 800 тыс. евреев.

В воскресенье, 15 мая 2005 г. в Мемориальном Парке Холокоста на Эммонс авеню (Sheepshead Bay) в 12 часов дня состоится траурная церемония открытия Камня Памяти.

Приглашаются все, кому дорога память родных и близких, расстрелянных в гетто местечка Глуск, земляки, чья жизнь была связана с Глуском, узники гетто и концлагерей из бывшего СССР и все желающие.

Приходите с детьми и внуками. Память поколений о Холокосте не должна зарастать травою забвения.



Узник Глусского гетто Юлий Айзенштат

(1

"Еврейский мир". Газета русскоязычной Америки

http://www.evreimir.com

Воскресенье, 5 Июня 2005, 27 Ияра 5765

webmaster@evreymir.com

1100 Coney Island Ave, 4th Floor Brooklyn NY 11230

Телефон: (718) 434-0900 Факс: (718) 434 7077
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское местечко Глуск (Белоруссия)

Сообщение Galina Orlova » 16 янв 2011, 13:43

В те страшные дни. Глуск, декабрь 1941 г.



- Представьтесь, пожалуйста.

- Зовут меня Мендель Шлёмович, фамилия - Рубинсон...

Нет, это не протокол милицейского допроса. Не знаю, каким образом и по чьей инициативе появился интервьюер и оператор-любитель в небольшой квартире в центре Петербурга. На видеокассете, снятой его непрофессиональной рукой, мой отец рассказывает - иногда сбивчиво и косноязычно, иногда повторяясь, иногда с трудом сдерживая слёзы - историю тех страшных дней.

- Где вы жили до войны?

- В Глуске... В местечке, которое называется Глуск.

Глуск находится в 130 км южнее Могилева, на реке Птичь, недалеко от Бобруйска. Глуск - районный центр, входит в Могилевскую область. Первые упоминания о Глуске относятся ко второй половине 15-го века, когда на землях, принадлежавших польскому князю Гальшанскому, был основан поселок Глуск-Дубровицкий (Домбровицки). В последующие годы правили здесь графы Хадкевичи, князья Чарторыские, Палубинские, графы Радзивиллы. В 1793 году, после второго раздела Польши, Глуск оказывается в Российской империи. С 1861 г. - центр волости, а с 1864 г. - город, в котором проживают около трёх тысяч жителей.

В канун Великой Отечественной войны, в 1939 г. в Глуске насчитывается 5125 жителей. В их числе и семья моего отца - его родители Басева (Бася) и Шлёма, их дети Мендель, Дина, Берл-Иосиф и Роза.

- Каким был Глуск до войны? Почти 80 процентов населения составляли евреи. Были среди них кузнецы, портные, водоносы, дровосеки, плотники... Люди были рабочие. Местечко было очень весёлое, никакого антисемитизма. Я спрашивал у пожилых, и они утверждали, что ничего такого не чувствовали.

- Но там и жили почти одни евреи...

- Нет, были и белорусы, и как их называли, мещане.

В один прекрасный день - война. Евреи, кто успел, уехали. Были организованы специальные машины для эвакуации. Но было много таких, кто остались. Просто из-за того, что им не была ясна ситуация, не знали, как сложится их судьба. Ну, и многие балагулы, извозчики то есть, уехали с семьями на своих лошадях.

Мы же остались там жить. Правда, мы тоже пытались. Мы отъехали примерно на 20 километров от Глуска, но нам пришлось вернуться. А когда мы попытались снова эвакуироваться, то это нам уже не удалось, так как стало опасно, и, кроме немецких десантов, были и крестьяне, которые по пути и грабили, ну, и всё остальное...

Ну вот, пришли немцы. Буквально через неделю после начала войны, так я помню (немцы вошли в Глуск 27 июня 1941 г. - А.Р.). Первое, что они сделали - они собрали всех евреев и велели пришить к одежде желтые звезды. После этого и началось...

Первой жертвой среди евреев стал рабочий парка, его звали Шлёма, фамилию я не помню. Я его прекрасно знал, потому что мы, мальчишки, часто бегали в парк. А его работа была убирать парк, готовить его к зиме, к весне, следить за порядком. И когда немцы начали привязывать своих лошадей к ограде парка, он стал возражать. Одну лошадь он отвязал, потом другую, вот немцы его и застрелили. Это была первая жертва среди евреев. Затем начали искать активистов. Была расстреляна семья пионервожатой. Потом был расстрелян депутат Шумахер, который жил напротив нас, потом - второй депутат, фамилию его я не помню. Затем - Голуб, и ещё один молодой человек, который вышел из окружения и его, по всей видимости, кто-то выдал.

- А кто был Голуб?

- Голуб? - Еврей... Я недавно беседовал с его сыном, так обстоятельства смерти Голуба и ему неизвестны. Тогда погибнуть было просто, например, брали евреев на работу и при малейшем неповиновении отводили в сторону и расстреливали.

Где-то в сентябре, в октябре готовились переселить евреев в гетто. Его собирались устроить в разрушенной крепости, которую ещё поляки построили когда-то. Уже отец ходил смотреть, что там и как, и где можно устроить жильё. Немцы предупредили, что с собой в гетто разрешается взять только самое необходимое. Готовились несколько дней, а потом приехал из Бобруйска немецкий офицер и сказал, что гетто не нужно. Всё это время немцы требовали "контрибуцию", то им сапоги хромовые надо пошить, а то и девочек приглашали убирать им кабинеты да комнаты. В магазин евреям нельзя было ходить, а продавалось там много вещей из оставленных эвакуировавшимися евреями домов - швейные машинки, одежда, обувь... Продовольственные карточки немцы в начале оккупации давали всем жителям, а потом евреям перестали давать. Кормились люди со своих огородов, у кого они были. У нас не было, потому что, когда немцы пришли, они заехали на наш двор, и их машины перепахали весь наш огород, и ещё и кухню снесли.

На одежде спереди и сзади были нашиты "магендовиды". Отец однажды шёл по улице в одежде без "магендовидов", так его подозвал немецкий солдат. Отец не подчинился и побежал. Немец сделал по нему несколько выстрелов, но не попал, а гнаться за отцом он не стал.

Это был тяжёлый период, но самое страшное произошло 12, 13 и 14 декабря 1941 года. Собственно, 12 декабря. (По другим источникам, это происходило в начале декабря - А.Р.)

Мы все жили в своих домах. Мы не готовились к самому худшему, а впрочем, может, родители и готовились, не знаю. А может, надеялись, что культурная немецкая нация на такое не пойдёт. Но позже нам уже стало известно, что в Бобруйске немцы уничтожили еврейское гетто. Одному мальчишке удалось убежать, он внешне был не похож на еврея. Он пришёл в нам домой и рассказал, так что мы узнали самыми первыми. После освобождения мы пытались разыскать этого парня, он ведь остался жить в Глуске в белорусской семье, но его нигде не оказалось, и куда он делся - неизвестно.

В 6 часов утра мы узнали, что немцы приказали всем евреям идти на площадь, с документами и ценными вещами. Мы поняли, что нас ожидает там, что это - конец жизни. В то утро двое еврейских старост, назначенных немцами, по их приказу обходили все еврейские дома. А к нам прибежал тот самый парень и сообщил об этом. И ни мы, ни некоторые другие семьи не пошли на площадь. Мы хотели выйти из города, но нас обстреляли, потому что город был уже оцеплен местными полицейскими. А потом я узнал, что, оказывается, в 2 часа ночи подняли глускую пожарную команду и послали её рыть могилы для евреев.

Помню, что поднялся страшный крик, даже домашние животные, даже коровы все начали мычать. У нас была корова, так она мычала, не переставая. Они будто предчувствовали, что наступает крах и для евреев, и для животных. Ужасный был шум, крик, плач...

Я побежал, а выбежали мы почти голые, так отец вернулся, чтобы взять одежду, было холодно, было много снега.

- А почему вы были голые?

- Потому что хотели жить...

Отец горько улыбается. Понятно, что в то утро дорог был каждый миг, и нельзя было тратить время на одевание.

- Ну, на ком-то было только бельё, на ком-то только ботинки, а теплые вещи, валенки, сапоги остались в доме. Поэтому отец решил вернуться, взять что-нибудь одеть.

- Но вы же с вечера знали, что будете уходить...

- Нет, мы ничего не знали, мы узнали только в 6 часов утра, когда нас разбудили, и мы только тогда поняли, что нам надо уходить. А на площадь пришли, я не знаю точно, 200, 300 или 400 человек. Их всех повели на расстрел, с собаками, с автоматчиками. Повели их в сторону Мыслотяской горы, так это место у нас называется. Это была одна группа. А вторую повели на расстрел почти в самый центр города - на "вал", в крепость.

Как поймали мою маму, брата и сестру, как их расстреляли, я не знаю. С матерью я попрощался после первых выстрелов и побежал. Больше я её не видел.

Брат и сестра - это младшие в семье 6-летний Берл и Роза, которой исполнилось три года. Старшая из сестёр - Дина - незадолго до начала войны уехала погостить к тёте и дяде в Ленинград. Там на долю 9-тилетней девочки выпали другие горести войны - блокада, бомбежки, голод, эвакуация...

А моему отцу в 1941 году исполнилось 12 лет.

- Я убежал на другой конец улицы и спрятался в уборной. Почему я туда побежал, я и сам не знаю. Со мною были моя двоюродная сестра и её мать. Они жили у нас, потому что боялись жить в своём доме одни. Нас заметили, и мы поняли, что нас заметили, и мы перебежали в свинарник рядом, он принадлежал нашим соседям, жившим неподалёку в Советском переулке (а мы жили на Советской улице, через четыре дома) - семье Табак. В свинарнике мы пролежали целый день, и только в 12 часов ночи мы вышли из него. И мы пришли в эту белорусскую семью, и они нас приняли. Этих людей я хотел бы отметить, ведь они спасли нас, а потом спасли ещё одну еврейскую семью. Это был Табак Степан Иванович и его семья, они спасли нас. А его сестра, Табак Мария Ивановна, спасла семью Кацманов, и благодаря ей остались в живых 4 человека. Кацманы были одна-единственная семья в Глуске, которой удалось полностью уцелеть. Даже их отец, хотя и был инвалид, тоже сумел скрыться от немцев, а кто именно спрятал его, я не помню.

Отец мой тоже спасся. Он спрятался рядом с домом, на сеновале и пролежал в нём двое суток. Его там заметили, причём заметила сестра помощника начальника полиции Глуска. Им был Гущевский Михаил. И вот, она пошла посоветоваться к брату, как им вывезти Шлёму. Они были очень хорошими друзьями, и несмотря на то, что он служил в полиции, он помог отцу. Ему просто сказали - здесь будет стоять часовой, а ты беги туда, в другую сторону. Вот такой случай.

Правда, потом тот же Гущевский изнасиловал двух соседских девчонок, он с ними жил определённое время, и он их потом и застрелил. Парадоксальная вещь - вот же он спасает, и вот он же и убивает...

Погибло всего в Глуске около 3-х тысяч евреев - дети, старики, старухи, молодые парни.

Итак, я убежал из Глуска и стал пробираться в деревню на другом берегу реки Птичь. Наш дом был недалеко от реки. Было очень трудно перейти её, потому что у реки крутые берега, пришлось несколько раз карабкаться, пока я перебрался на тот берег и вышел к деревне Заречье. По дороге я увидел мертвое тело. Это был убитый парень из Глуска, еврей, лет 15-17, я его знал. А шли мы втроём, всё время втроём - я, моя двоюродная сестра Эмма и её мать. В Заречьи нас приняли, посадили на печку, обогрели, накормили. Впервые в жизни я попробовал сало с хлебом, у нас дома такая еда не допускалась. Те люди, что приняли нас, тоже были друзья отца, мы их знали и раньше. Там был крахмально-паточный завод, отец работал на этом заводе мастером, и он всех прекрасно знал. Эти люди посоветовали нам идти в деревню Березовку. Дорогу мы знали, и вот мы ночью пришли в деревню. Попросились в один дом, нас не пустили. Постучали во второй, и туда нас впустили.

Тогда уже ходили слухи о том, что в Октябрьском районе (Гомельской области - А.Р) есть партизаны. И вот, наш путь лежал туда, в партизанскую зону. Она знаменита тем, что в этом районе восстановилась почти советская власть, то есть немцы туда не могли войти, если только не вели наступательные операции своими танками и самолётами. Командовал там Герой Советского Союза Бумажков, он потом погиб, и его сменил Павловский Фёдор.

Бумажков Тихон Пименович и Павловский Фёдор Илларионович первыми из партизан Великой Отечественной войны были удостоены звания Героев Советского Союза. Уже в июле 1941 года они создали в оккупированной Белоруссии партизанский отряд, отличившийся в боевых действиях против захватчиков. Бумажков погиб в конце 1941 года, а Павловский возглавлял партизанское движение в Октябрьском районе до прихода Советской Армии в 1944 году. Ими была создана так называемая "Рудобельская республика", практически освобождённая от оккупантов территория на севере Гомельской области.

Нам удалось пробраться в эту партизанскую зону, в деревню Малы. Там нам приняли очень хорошо, по-человечески тепло. Там я в первый раз ел настоящую крестьянскую еду, галушки с молоком. Пробовали когда-нибудь картофельные галушки? Нет? Очень вкусно, это такая белорусская национальная еда.

Там мы остались жить, в этой деревне. Потом туда же пришёл отец, он пробирался к партизанам сам по себе, и мы встретились спустя неделю или десять дней. Отец добрался до этой деревни, и ему сказали, что твой сын, мол, тоже здесь, и он пришёл к нам в землянку, на хутор. Он, кстати, предполагал, что мы могли уйти в сторону партизанской зоны. В деревне мы часто встречались с партизанами, а потом отец ушёл в партизанский отряд, он был одним из организаторов подпольной газеты "Народный мститель". Она распространялась и в Глуске, и в Октябрьском районе.

За три года войны я видел сотни убитых, раненых, искалеченных, видел заживо сожжённых крестьян, евреев... В этом районе жило очень много евреев, которые работали в колхозах, занимались земледелием. Это были труженики, зарабатывавшие на жизнь тяжёлым трудом.

Потом - 44-ый год, освобождение. Потом работа, служба в армии, затем я уехал в Ленинград. Я думаю, что я - один из двух-трёх человек, свидетелей той трагедии, доживших до наших дней. А ведь жили в Глуске почти 4 тысячи евреев.

- А кто были те еврейские старосты, откуда они взялись?

-Их немцы назначили, когда вошли в Глуск. Я-то был мальчишкой, поэтому точно я не знаю, как и почему именно их. Через них немцы передавали все свои приказания евреям. И оба они остались в живых после того расстрела. Один из них уехал из Глуска в 44-ом или в 45-ом годах, потому что к нему начали было придираться. Второй жил после войны в Москве. Он потом ушёл к партизанам, а партизанское командование таким вещам не придавало значения. Но после войны это стало известно, и его арестовали. Я знаю по рассказам других людей, что ему помог бежать немецкий офицер. Это единственный такой случай, известный мне.

Всего спаслось от расстрелов человек 80-90, может, 100...

- А кто расстреливал, немцы или полицейские?

- Немцы. Приехал специальный отряд, человек 10-15 примерно. Сам я их не видел. А в Глуске немецкий гарнизон стоял, но немногочисленный. Человек 40, наверное. Была комендатура, и ещё сельскохозяйственная комендатура. А все остальные были полицейские из местных, предатели. Глуский гарнизон в расстрелах не участвовал. Отец рассказывал, что когда раскапывали могилы, то будто бы они видели, что трупы укладывали аккуратно, штабелями. Немцы, в общем, убивали.

Тех, кто не пришёл в первый день на площадь, искали повсюду. Полицейские ходили по домам, всё переворачивали, кого находили, больных, например, отводили в комендатуру. Их расстреляли в последующие два дня.

Существует в архивах полный список уничтоженных евреев. Мой отец после освобождения участвовал в составлении этого списка. (Фрагмент из списка представлен здесь - http://www.angelfire.com/or/yizkor/glussk22.html; под номерами 2144-2146 записаны Рубинсон Бася, Иосиф и Роза.)

Как убивали - толком никто не видел. Мои приятели из местных говорили, что перед расстрелом женщин раздевали, насиловали и убивали голыми. По их рассказам, земля, где хоронили убитых, ещё несколько дней после расстрела "дышала".

Это была специальная зондеркоманда, совершившая в декабре 1941 г. десятки смертоносных рейдов по еврейским местечкам Белоруссии. Подобные операции по ликвидации еврейского населения практиковали немцы ещё до появления лагерей смерти, до газовых камер и труб крематориев. В Белоруссии в 1941-42 годах таким образом было уничтожено около 800 тысяч евреев, проживавших в более чем 200 местечках, городах, деревнях.

- А после этих трёх дней не было больше расстрелов?

- Бывали только одиночные случаи, когда находили кого-то из укрывшихся. Вот, например, Гущевский, как я уже говорил, выдал двух девочек, которых он держал у себя в доме.

- А что с ним стал потом, с Гущевским?

- Расстреляли его как предателя Родины.

- А с еврейским имуществом что произошло? С вашими вещами, с домами?

- Из вещей своих мы не нашли ничего. Некоторые дома разобрали на дрова, и наш дом тоже. А в других поселились местные жители…

- В Глуске как-то хранят память об этой трагедии?

- Есть памятник с мемориальной надписью. Его установили местные власти. Написано, что это в память погибших партизан и воинов Советской Армии.

Так всегда поступали в годы Советской власти, когда упоминать о Катастрофе еврейского народа во второй мировой войне не рекомендовалось. Заменяли слово "евреи" на обще-безнациональное выражение "советские люди", "советские граждане". Как будто стеснялись чего-то. Не знаю, изменилось ли что-либо в том же Глуске. Помнят ли, знают ли о тысячах погибших, вся вина которых была в том, что они - евреи, или вычеркнули начисто из памяти еврейское прошлое городка, как будто не евреи в течение веков составляли в нём большую часть населения.

Пусть эти воспоминания моего отца напомнят о безвинно убитых. Пусть будет благословенна их память…
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Пред.След.

Вернуться в Еврейское местечко

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron