История и судьба еврейских местечек

Здесь мы можем поговорить о еврейских местечках, рассказать о тех, в которых жили наши родители, наши бабушки и дедушки. Приглашаем не только жителей еврейских местечек, но и всех, кому дорог и интересен этот исчезнувший мир, к нам на форум.

Из истории вильнюсского гетто

Сообщение Galina Orlova » 13 янв 2011, 07:19

Последняя песня Любы Левицкой

Исполнительница еврейских народных песен Люба Левицкая была окружена аурой любви и почитания. Жители еврейских кварталов Вильно были очарованы ее исполнительским мастерством; мелодичное сопрано то наполняло грустью, то подымало настроение до уровня безудержного веселья. Лукавый юмор народной песни не оставлял равнодушным к словам на идиш, наполненным такой любовью к слушателям, что их глаза невольно блестели от слез. «Голос соловья слышен в наших краях» – ,קול הזמיר נשמע בארצנו – говорили евреи о Левицкой. «Азомир шэль Вильна» – הזמיר של ווילנא – «Виленским соловьем» называли они Любу. Когда из раскрытых окон домов на улице Страшуна или в переулке Виленского гаона лилась мелодия песни «Ойф дэм вэг штэйт а бойм», люди знали: Люба выступает на радио. Это была любимая песня Левицкой:

אויף דעם וועג שטייט א בוים,

שטייט אריינגעבויגן,

אלע פייגלעך פונעם בוים

זיינען זיך צעפלויגן

Ойф дэм вэг штэйт а бойм,

Штэйт арайнгебойгн,

Алэ фэйглэх фунэм бойм

Зэнэн зих цефлойгн…

Стоит у дороги дерево,

Стоит одиноко, согнутое ветром.

Все пташки с его ветвей

Давно уж разлетелись…

Левицкая вела класс вокала в консерватории Вильно. После аннексии Литвы Советским Союзом в 1940 г. Любу стали приглашать в Москву для участия в концертах; она не отказывалась…

Несколько месяцев ее не было в гетто: она скрывалась у своих друзей – польских музыкантов в районе Зверинца. Когда в городе начались массовые облавы на евреев, она вернулась в гетто. Неоднократно ее приглашали исполнить еврейские народные песни на концертах, организованных подпольной организацией в гетто.

Это были незабываемые концерты: слова и мелодия песен вызывали в памяти образы людей, еще недавно живших рядом и отправленных в Понары. Удивительным образом никому из аудитории не приходила в голову мысль, что и они могут быть в любой момент окружены «хапунами» – литовской полицией и прямо с концертов доставлены к свежевырытым рвам в Понарах. Если бы Мурер узнал о таких «перформансах», судьба их участников была бы трагической…

Левицкой чудом удалось выжить во время одной из облав в гетто, укрывшись в погребе. Помощник Мурера – гестаповец Швайнбергер обнаружил Любу, пинал ее сапогами и колол кинжалом. Она долгое время пролежала в больнице гетто с отбитыми легкими…

Любу погубил холщовый мешочек с горохом: ее польский друг-музыкант принес горох для ее больной матери. Они должны были встретиться у главных ворот в гетто на улице Рудницкой. На обратном пути ее заметил Мурер, проезжавший по Рудницкой в автомобиле. Он вылез из машины и проверил, прочно ли пришит « могэн-Давид» – желтая шестиконечная звезда на ее пальто. Затем он обыскал Любу и обнаружил холщовый мешочек с горохом. Мурер приказал ей сесть в автомобиль и отвез в городскую тюрьму Лукишки.

В Лукишках она просидела больше месяца. Каждый день кого-нибудь из ее соседей по тюремной камере увозили в Понары. Люба понимала, что никогда больше не будет петь в гетто: дни, а возможно, и часы ее жизни были сочтены. Она пела в камере для своих подруг по несчастью, обреченных на смерть, чтобы хоть немного порадовать их страдающие души…

Мартин Вайс, который в то время руководил «расстрельной командой» (Sonderkommando) в Понарах, лично прибыл за Любой в тюрьму, чтобы отвезти ее на смерть. В автомобиле их было трое: Вайс вел машину, рядом сидела его любовница Хелен Дегнер из Гамбурга и на заднем сиденье Левицкая.

На краю глубокого рва Хелен приказала Любе раздеться, но та отказалась. Тогда рассерженная немка вытащила кинжал; «если ты немедленно не разденешься, – кричала она – я выколю твои наглые еврейские глаза» (“deine freche judische Augen”). Люба, молча, обернулась ко рву: покрытые глиной в нем покоились тела евреев из гетто, которые еще несколько месяцев назад слушали ее песни. Вайс и Мурер стояли в стороне и с любопытством наблюдали за происходящим.

Свою последнюю песню Люба Левицкая исполнила за мгновение до смерти. Это был ее «кадиш» для десятков тысяч евреев Вильно, убитых в Понарах. Она пела на иврите молитву Виленского гаона, звучавшую как реквием:

שהשלום שלו ישים עלינו,

ישים עלינו ברכה ושלום

ועל ישראל, עם ישראל כולם,

על עם ישראל שלום...

Шэ ашолом шэло яасим алэйну,

Ясим алэйну брохо вэшолойм

Вэ аль Исроэл, ам Исроэл кулом,

Аль ам Исроэл шолойм!..

Пусть дарует нам Господь свой мир и покой

И одарит нас своим благословением,

Нас и весь народ Израиля,

Да пребудут с нами мир и покой!..

Хелен Дегнер, бывшая студентка университета Гамбурга, улыбаясь, подошла к Любе Левицкой и выстрелила из пистолета ей в затылок.


Леонид Духин
"Добрый дедушка Франц из Гайсхорна,
или удивительные метаморфозы Франца Мурера"


Из серии «Монстры XX века»
Документальный рассказ
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Тараща, Украина

Сообщение Galina Orlova » 26 янв 2011, 20:02

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона даётся следуещее описание Таращи:

Тараща— уездн. гор. Киевской губ., в 120 вер. к Ю от Киева, в 21 вер. от ст. Ольшаницы Фастовской жел. дороги, при pp. Котлуе и Глыбочке (притоки р. Роси). Время основания города неизвестно; под именем урочища Т. он упоминается в 1611 г. В 1722 г. здесь уже существовал город; в 1791 г. он был изъят из частного владения, а в 1800 г. назначен уездным гор. Киевской губ. (вместо Пятигор). Удаленный от главных торговых путей, он никогда не имел торгового значения. В 1724 г. в Т. числилось всего 60 домов, в 1765 г. — 109, в 1791 г. — 265, в 1845 г. — 744, в 1871 г. — 1658. В 1898 г. в Т. было 11322 жителей (мжч. 5421 и жнщ. 5901), а с предместьями — свыше 15000. 5968 православных, 5181 евреев, 91 раскольник, 82 католиков. Купцов 91, мещан 10885, дворян 173, духовного звания 14, почетн. граждан 11, крестьян 68, военных не служащих 73, иностранцев 7. Казенных зданий 24, церковных 9, общественных 20. Церквей правосл. 3, католическая каплица, 4 еврейских молитв. дома. Большая часть населения занимается ремеслами, хлебопашеством и огородничеством; купцы ведут свои дела в уезде. Базары 3 раза в неделю. Торгово-промышленных завед. 27, в том числе завод дрожжевой и винокуренный, с 17 рабочими и производством на 113595 руб., 1 пивоваренный, 2 кирпичных, 1 медоваренный, 12 ветр. мельниц, 8 водяных. 1 типография, 2 фотографии, 1 аптека. Около 100 лавок. Из кустарных промыслов первое место занимает производство деревянных изделий, преимущественно возов, колес и саней, сбываемых главным образом в Херсонскую губ. Уездная больница с 5 врачами, 3 обществ. библиотеки, 2 городских училища. Бюджет города в 1898 г.: доходов 29046 р., расходов 28911 руб.; недоимок числилось 9920 руб. Городу принадлежат 2678 дес. земли. Ремесленников 531 чел.

Таращанский уезд — лежит в юго-западной части Киевской губ. Наибольшее протяжение уезда по прямой линии с С на Ю около 48 вер., с З на В — 89 вер. Границы уезда почти на всем их протяжении условные; естественные границы находятся лишь на СЗ (по р. Роси) и на Ю (р. Горский Тикич с притоком Бурты). Площадь Т. уезда составляет 305656 дес., или 2934,3 кв. вер.; по величине площади Т. уезд занимает 9-е место среди уездов Киевской губ. Устройство поверхности довольно сложно. Т. уезд расположен на сев.-вост. склоне Западно-Русской возвышенности А. А. Тилло; кроме общего понижения к С и СВ, поверхность уезда имеет на ЮЗ незначительный уклон к Ю и пересечена весьма сложной сетью речных долин и оврагов; только в сев.-вост. части уезда (между сс. Николаевкой, Брилевкой, м. Роскошным и с. Острой Могилой) имеется сравнительно мало расчлененное высокое плато (площадью около 100 кв. вер.), образующее часть водораздела между бассейнами pp. Роси (приток Днепра) и Горского Тикича (прит. Синюхи, впадающей в Южн. Буг). Из многих измеренных абсолютных высот наибольшие находятся в средней части уезда (854 фт. у с. Сухий Яр) и на СВ его (843 фт. у с. Рыжки), наименьшие — на ЮЗ (у с. Шуляки 565 фт.). Овраги и промоины особенно развиты близ речных долин, где нередко являются изолированные денудационные холмы более или менее значительных размеров; от этих холмов получили свое название многие поселения, напр. м. Пятигоры, с. Нагорна, Крутые Горбы, Острая Могила, Высокое, Скала и др. Геологическое cmpoeниe уезда несложно. Наиболее древние породы — граниты и гнейсы, обнажающиеся в речных долинах во всех частях уезда и составляющие повсюду его основание; на кристаллических породах во многих местах уезда залегают третичные белые кварцевые пески (так называемый полтавский ярус); в северо-вост. части уезда под этими песками предполагается третичная синяя глина (киевский ярус); на ЮВ, у с. Чаплинки, белые пески прикрываются третичными (морскими) пестрыми глинами; наконец, поверхностную породу повсюду в уезде образует почти непрерывный плащеобразный покров лесса (валунных отложений в Т. уезде нет). Минеральные богатства уезда состоят из различных пород гранита и гнейса (строительного камня) и глин; с. Галайки издавна славится добыванием совершенно чистой белой глины (каолина), залегающей на глубине 4—5 арш. и добываемой в значительном количестве; сел. Черепин, Черепинка и Глинка получили свое название от процветавшего там горшечного производства. Минеральных и артезианских вод не найдено. Почву уезда составляет повсюду чернозем (изредка деградированный чернозем и лесостепные супинки), довольно глубокий и плодородный. Реки, орошающие Т.уезд, принадлежат системам Днепра и Южного Буга; они образуют довольно густую сеть, но все незначительные и несплавные. К бассейну Днепра относится р. Россь (см.), с прит. Роська, Порчь, Торган, Черня, Котлуй, Монастырек; к бассейну Южн. Буга — Горный или Горский Тикич с прит. Бурты, Багва, Житница и Гнилой Тикич с прит. Волнянкой, Цицилией, Березовкой и Бояркой. Большая часть этих речек берет начало в пределах Т. уезда, образуясь из ключей, вытекающих на поверхности гранита. Из болот самое крупное расположено вдоль верхнего течения речки Цицилии, почти от с. Острой Могилы до с. Журавлихи; оно имеет в длину до 20 вер., в ширину от ½ до 1 вер., а у с. Ясеновки образует озеро. О климате, флоре и фауне — см. Киевская губерния. Жителей (1897 г.) 246023 (121813 мжч. и 124210 жнщ.); из них 11452 чел. живет в городе Тараще, 34988 чел. в местечках (в Жашкове 5528, Животове 4094, Кошеватой 4570, Пятигорах 4138, Ставище 7971, Тетиеве 8687 чел.), в селах и деревнях 199583 чел. Средняя плотность населения — 82 чел. (в этом отношении Т. уезд занимает 7-е место среди других уездов губернии). Более 3 тыс. жит. имеют с. Беседка (3655 жит.), Бузовка (3264), Жидовская Гребля (3471), Лисовичи (4478), Роскошно (3888), Скибин (3153) и Янишевка (3053). Православных 88,1%, католиков 2,4%, евреев 8,8%, остальных вероисповеданий 0,7%. Крестьян 78,8%, мещан 10,7%, отставных военных 9,2%, дворян 0,5%: духовных 0,4%, купцов 0,3%, иностранных 0,1%. Выселилось из Т. уезда в другие местности в 1898 г. 1469 чел., за шесть лет (1893—98) — 2412 чел. Пути сообщения в Т. уезде — исключительно грунтовые дороги; шоссе нет. Фастовская железная дор. проходит в 9 вер. от границы Т. уезда, Уманская ветвь Юго-Зап. жел. дор. — в 8 вер.. Низших училищ 126. Церквей правосл. 125, католических 14, синагог 18. Населенных мест 517, в том числе 1 город, 6 местечек, 100 сел и 410 деревень, слобод и хуторов; на одно поселение приходится в среднем 5,6 кв. в.; из поселений в 373 не более 10 дворов. Удобной земли считалось в 1898 г. 283815 дес. (92,9%), неудобной 21841 дес. (7,1%). Мирские доходы составляли в 1894 г. 103983 руб. (в том числе сборы по раскладкам 68349, от оброчных статей 21124 руб.), мирские расходы — 102957 руб. Недоимок было в 1898 г. 100605 руб. К 1 января 1899 г. было мирских капиталов налицо 10583 руб., в ссудах 11401 руб. Распределение земель (1900 г.). Из 283443 дес. удобной земли принадлежат: городу 2678 дес., казне 586 дес., уездам 23473 дес., дворянам 110018 дес., лицам друг. сословий 16833 дес., крестьянам 130263 дес. (не надельной 3823 дес.). Под усадьбами, садами и огородами 22176 дес. (7,8%), пахотной 226640 (79,8%), сенокосов и выгонов 12114 дес. (4,3%), под лесами и кустарниками 22885 дес. (8,1%). При помощи крестьянского банка приобретено крестьянами к 1900 г. 3075 дес. Заложено к 1898 г. было 105520 дес. (по оценке, на 10609084 р.) за 6259410 р., остаток долга 6023525 руб.; на 1 дес. оценка составляет 101 руб., ссуда — 59,3 р. Вообще заложено 82% всей частновладельческой земли в уезде. Цены земли колеблются около 100 руб. за дес. К 1899 г. состояло хлебных запасов налицо 20153 четв., в ссудах и недоимках — 1783 четв.; продовольственных капиталов 293061 руб., в ссудах и недоимках — 9695 р. За десятилетие 1882—1893 гг. средний посев всех зерновых хлебов составлял 1154133 пд., средний сбор — 6580652 пуда; остаток зерновых хлебов, за вычетом на посев и продовольствие, в среднем 2508448 пд. (на 1 чел. 11,2 пд.). Степень урожая главнейших хлебов за десятилетие: озимой ржи сам-5,9, оз. пшеницы 5,9, овса — 5,6, ячменя — 4,8, гречихи — 3,9, проса — 11,7, всех хлебов — 5,7. С 1 дес. собрано пудов (среднее за 10-летие): озимой ржи — 57,6, оз. пшеницы — 57,0, овса — 59,7, ячменя — 49,2, гречихи — 37,1, проса — 50,5 пд. Свекловицей засеяно в 1898 г. 6796 дес. (в 1887 — 8570 дес.); средний сбор с 1 дес. — 78,6 берковца. С увеличением распашек площадь, занятая сенокосами и выгонами, значительно уменьшилась (за 15 лет на 10707 дес.). В 1898 г. собрано сена 764073 пд. Скотоводство является лишь побочным занятием. В 1898 г. лошадей было 32046, рогатого скота 31538 гол., овец простых 69762, тонкорунных 167, коз 793, свиней 25751. Конных заводов помещичьих четыре. Ремеслами и кустарными промыслами занимались в 1898 г. в уезде 5690 чел., отхожими промыслами — 10000 чел. (8583 мжч. и 1417 жнщ.), т. е. 6,5% всех крестьян. Заводов 21: 5 свеклосахарных (выработали в 1898 г. 1072034 пд. сахара на сумму 2052690 руб. при 2020 раб.), 8 винокурен, (выработали спирта на 106500 руб., при 108 рабоч.), 5 кирпичных (оборот в 1898 г. 61820 руб., при 54 рабоч.), 1 крахмальный, 1 пивоваренный, 1 медоваренный. Все заводы выработали в 1898 г. продуктов на 2 ½ млн. руб., при 2223 рабоч. На 2 паровых и 19 водяных мельницах приготовлено муки на 268692 руб., при 73 рабоч. Торговля в Т. уезде главным образом мелочная; кроме заводских продуктов, ежегодно вывозится хлеба около 300000 пд.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Об украинском местечке Тараща

Сообщение Galina Orlova » 26 янв 2011, 20:12

Когда-то в этом городке, возникшем где-то в конце XVII века, было гораздо больше евреев. По описи 1765 года, из 122 дворов двадцать шесть были еврейскими. А в 1898 году в Тараще насчитывалось 5968 православных, 5181 еврей, 91 раскольник, 82 католика, три церкви, католическая часовня и четыре синагоги. «Большая часть населения занимается ремеслами, хлебопашеством и огородничеством; купцы ведут свои дела в уезде», — уютно сообщали Брокгауз с Ефроном. Самый известный еврейский сын Таращи, правда, успел к тому времени покинуть местечко. Видать, Борису Томашевскому на роду было написано стать не огородником или ремесленником, а пионером еврейского театра в Америке.

Холокост подвел черту под еврейской историей Таращи. У еврейского кладбища и в овраге, получившем прозвище «Бабий Яр», оккупанты за годы войны расстреляли 1340 местных жителей, среди них сотни евреев, а также пленных красноармейцев. Уже в наши дни был воздвигнут обелиск с пятиконечной звездой и менорой, но территория вокруг оставалась запущенной и в конце концов превратилась чуть ли не в городскую свалку. В статье, опубликованной минувшей осенью на городском сайте, директор таращанской гимназии «Эрудит» Лариса Скаба писала, что на месте расстрела — кучи мусора и сухих веток, поваленные старые деревья…


Учительница напомнила таращанцам, что евреи перед войной составляли 46 процентов населения городка и с их гибелью был уничтожен целый пласт этнической и культурной истории Таращи. Напомнила, что места массовых захоронений должны быть памятниками любви и сострадания. И что, в общем-то, стыдно.

Ее протест, скорее всего, так и остался бы гласом вопиющего в пустыне. Но Лариса Скаба начала действовать. Ввела в гимназии программу по изучению истории Холокоста, которая включала лекции, просмотр художественных и документальных фильмов, краеведческую работу. Вместе с заместительницей начальника лесной инспекции Валентиной Куклишин, уроженкой Таращи, разработала план создания в «Бабьем Яре» мемориального парка и ландшафтно-рекреационной зоны. К разработке дизайна подключила специалистов из Киевского сельскохозяйственного университета. Заручилась помощью мэра и городских властей.

«Женщины обращались за поддержкой в одну из “крышевых” еврейских организаций, но… помощи так и не дождались, — пишет украинское еврейское издание «Хадашот». — Поэтому решили обойтись собственными силами, призвав по местному радио всех неравнодушных собраться на акцию по уборке территории братской еврейской могилы».


На призыв откликнулось около 300 горожан: гимназисты и их преподаватели и небольшая команда из Украинского еврейского студенческого союза. Мусор вывозили грузовиками, на пустыре посадили деревья.


«Складывается впечатление, — справедливо замечает «Хадашот» — что истинный путь в Европу начинается не на Печерских холмах, а здесь — в провинциальной Тараще. И гражданское общество, о котором мы так любим поговорить, зарождается тоже здесь и в осознании своей ответственности перед прошлым и желании изменить будущее, а не на митингах или страницах газет».
На этой ноте следовало бы и закончить, только вспоминается другая история, также имеющая отношение к Тараще. Она — о раввине Исраэле Меире Габае, главе организации «Охалей Цадиким». За последние двадцать лет эта организация, о чьей деятельности вне ортодоксальных религиозных кругов мало кому известно, привела в порядок десятки еврейских могил и захоронений праведников в Израиле и Восточной Европе. В том числе и в Тараще, где похоронен один из влиятельных хасидских цадиков, рабби Рафаэль из Бершади (умерший, по всей видимости, в 1827 году).


Габай, брацлавский хасид, уже в наши дни соорудил над могилой рабби Рафаэля небольшой домик, или «оэль». Было также реставрировано старинное надгробие с надписью: «Он говорил истинные слова Торы, и несправедливость не оскверняла его уст».


В случае рабби Рафаэля слова эти — не пустой звук. Честность его была легендарна. Рассказывают, что однажды рабби Рафаэль должен был свидетельствовать в суде. Он считал, что преступник-еврей виновен, и долго колебался между желанием спасти соплеменника и сознанием того, что служение Господу состоит в правде. Мучения его были таковы, что он покинул Бершадь и отправился в Таращу; там он рыдал всю ночь и умолял Всевышнего забрать его жизнь, а к утру скончался.

Жаль, конечно, что благородный труд раввина Габая не коснулся братской могилы жертв Холокоста. Очевидно, мораль состоит в том, что каждый должен заниматься своим делом. Таращанская учительница и приезжий хасид каждый по-своему воскрешают память — о человеке, который не спас виновного, и о невиновных, которых спасти было некому. О них можно лишь свидетельствовать.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

ТАРАЩАНСКИЙ ПУТЬ В ЕВРОПУ

Сообщение Galina Orlova » 26 янв 2011, 20:18



Когда евреи занимаются восстановлением своего наследия и сохранением исторической памяти, это вызывает уважение, но не удивление – собственно, а кому еще этим заниматься…

Около полугода назад мы писали о проекте «Ло тишках» (см. материал «Не забудь», №1 (151), в рамках которого каталогизируются и реставрируются еврейские кладбища по всей Европе. После публикации за границей каталога по результатам работы проекта в Киевской области один из спонсоров пожелал установить памятный знак на месте расстрела евреев Таращи во время войны. Здесь, у еврейского кладбища, в сентябре 1941-го было расстреляно несколько сот (по разным оценкам от 200 до 400) евреев-мужчин. Уничтожали евреев и в местном Бабьем Яру, где в начале 1950-х годов был установлен скромный обелиск, на котором удивительным образом соседствует советская и еврейская символики. Территория братской могилы до последнего времени была запущена, но разве можно в этом винить администрацию крохотного городка в 120 км. от Киева, если даже в столице никак не сподобятся на мемориал в большом Бабьем Яру, давшем имя сотням своих безымянных клонов… Каково же было удивление сотрудников «Ло Тишках», узнавших от местных жителей, что в таращанской гимназии «Эрудит» уже давно изучают еврейское прошлое города.

Так, только за последний год в гимназии были проведены четыре мультимедиа-конференции, посвященные феномену Холокоста в целом, и две конференции об уничтожении евреев в Таращанском районе.

И не просто в гимназии (где, кстати, в годы оккупации размещался немецкий гебитскомиссариат), а в том самом классе, где нацисты праздновали годовщину оккупации в августе 1942-го.


И все это, между прочим, без каких-либо указаний сверху или поддержки со стороны еврейских организаций.

До войны евреи составляли 46% населения местечка* – работали портными, жестянщиками, кузнецами… Их уничтожение в прямом смысле изменило лицо городка. Об этом и о долге перед памятью погибших земляков напомнили таращанцам преподаватели и ученики «Эрудита».

На месте расстрелов начаты подготовительные работы по обустройству ландшафтно-рекреационной зоны – начаты по инициативе директора гимназии Галины Скабы и зам. начальника лесной инспекции Валентины Куклишин, которая приобрела саженцы деревьев и организовала работу тяжелой техники и самосвалов для вывоза мусора. Правда, женщины обращались за поддержкой в одну из «крышевых» еврейских организаций, но… помощи так и не дождались.

Поэтому решили обойтись собственными силами, призвав по местному радио всех неравнодушных собраться на акцию по уборке территории братской еврейской могилы. 20 апреля (в рабочий день, заметьте) в 9.00 по дороге к яру уже тянулись школьники с ведрами и лопатами и простые горожане – от 7 до 60 лет, которых собралось около 300 человек, что немало для Таращи с ее 12000 жителей. На подмогу им из Киева выехала небольшая команда из Украинского еврейского студенческого союза.

После всего этого складывается впечатление, что истинный путь в Европу начинается не на Печерских холмах, а здесь – в провинциальной Тараще – и гражданское общество, о котором мы так любим поговорить, зарождается тоже здесь – не на митингах или страницах газет. А в осознании своей ответственности перед прошлым и желании изменить будущее. Сходный процесс идет, например, в Польше, где молодые люди в стремлении узнать и понять историю своих уничтоженных огнем Холокоста соседей, заботятся о еврейских надгробиях, учатся расшифровывать еврейские эпитафии.
Другой это не всегда Чужой – юные жители Таращи осознали это раньше многих государственных мужей. И если это только начало, то у Украины есть шанс.
Михаил Дор
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Рокитно, Украина

Сообщение Galina Orlova » 26 янв 2011, 20:38

Барбара Заровна
(в девичестве – Штандара).
Село Александровка, повят Сарны.
(Опубликовано в «Na Rubieży», стр. 52 – 55).

Я – ребёнок войны. Кресовянка, родившаяся 3 февраля 1939 г. В Александровке, гмина Кисориче, приход Рокитно в повяте Сарна на Волыни.
Меня зовут Барбара Заровна (в девичестве – Штандара). Мои родители: отец – Владислав Штандара, сын Юзефа и Юлианны, мать – Стефания Штандара (в девичестве – Гривна), дочь Юлиана и Бронислава Гривна…

В 1935 году мои родители купили хозяйство: 3 гектара земли, дом с постройками и кузницей в селе Александровка – 8 км от Рокитно. Отец работал в кузнице, мать занималась детьми и домом.
Когда началась II Мировая война, мне было 7 месяцев. Мои братья и сёстры: сестра Галина Штандара, родилась 5 июля 1934 г. в Антолине, была убита 22 мая 1943 года в Александровке; брат Юлиан Штандара, родился 4 января 1942 года в Александровке; брат Рышард Хенрик Штандара, родился 15 ноября 1943 года в Гугелвиц (Gugelwitz) около Милича (тогда – Германия), умер 4 февраля 2002 года во Вроцлаве…

Волна антипольского террора достигла Александровки. В середине марта 1942 года бульбовцы напали на дом Францишка Ганусевича (Franciszka Hanusiewicza). Однако семья спаслась. Дочке удалось убежать через окно и вызвать помощь. Потом за укрывание евреев (семьи Березовских из 4-х человек) было сожжено хозяйство Херонима Грабовского (Hieronima Grabowskiego), его и членов еврейской семьи застрелили. Это сделал Гришка Прит.

С 21 на 22 мая 1943 года последовала массированная атака бандеровцев на Александровку. Во главе банды стояли: Василь Бричка из Борового, Семён Карук из Карпиловки и Лев Волошин из Кисорич. На рассвете 22 мая банда окружила село, подожгла с двух сторон, началась резня.
Бандиты были вооружены огнестрельным оружием, вилами, косами, топорами и другими орудиями преступления. В тот день погибло 40 человек, около 50 раненых и обожжённых убежали в леса, а потом спрятались в Рокитно либо в других населённых пунктах. Несколько человек сгорели живьём. Среди убитых находилась моя сестра Галина Штандара – дочь Владислава и Стефании Штандаров, рождённая 5 июля 1934 года в Антолине. Накануне трагедии моя мать Стефания, взяв с собой двух младших детей, пешком отправилась в Рокитно к тётке, чтобы сшить девочкам платья. Так как стало поздно, а нужно было пару километров идти через лес, тётка на ночь оставила нас у себя. Это нас спасло.

Ещё до нападения жители Александровки, перепуганные слухами о резне, самопроизвольно организовали группы самообороны. Александровка была селом, в котором преобладало польское население. Жители занимались земледелием, работали на лесопильне и стекольном заводе в Рокитно или в близлежащих каменоломнях «Галамы». В роковой день дома остались мой отец с дочерью Галиной. В трагическую ночь Владислав Штандара нёс ночную вахту. Дочь на ночь отвёл к соседям Гарбовским. На рассвете после всенощной вахты вместе с другими ушёл с поста и пошёл спать. Считалось, что днём безопасно. Хотя возле каждого дома висел лемех и молоток, сделанные моим отцом на случай необходимости поднятия тревоги, тревога началась довольно поздно.

Также было оставлено без внимания предостережение Сергея Брички – жителя Александровки, украинца. Он предупредил Францишка Ганусевича (Franciszka Hanusiewicza), что «ночью с поляками может случиться что-то плохое». Мой отец Владислав Штандара также вспоминал позже, что некий Грицко накануне трагедии жалостливо говорил отцу «ой, будет вам, ляхи, будет». Однако отец не отнёсся к этому серьёзно и не спросил о подробностях.

Когда началось нападение, моя сестра вместе Гарбовскими убежала в близлежащую рощу. В какой-то момент ребёнок вспомнил, что «папа спит дома». Побежала в дом. Разбудила отца, и вместе стали убегать в сторону зарослей. Бандиты заметили убегающих, выстрелили в них из винтовок. Отец получил несколько лёгких ран, Галинке в спину попала так называемая разрывная пуля. Оба упали на картофельные грядки. Палачи посчитали, что убили обоих, поэтому задержались, чтобы закурить папиросы, и отвернулись. Отец это видел. Взял дочь на руки и хотел убежать в соседнюю рожь. Увы. Был вынужден её положить, потому что внутренности ребёнка находились на песке. Ребёнок ещё жил. Отец поднялся с земли, достиг ржи и близлежащих кустов. Спасся! Всю жизнь у него в ушах стоял последний крик ребёнка «ой, папочка, папочка!». В отца выстрелили из винтовки, только продырявив ему тулупчик, который был наброшен на бельё. Бандиты дошли до ребёнка и добили его, нанеся 17 ударов штыком по её телу. Мстили на трупе ребёнка, что отцу удалось убежать.

Всё село горело. Те, кто уцелел, скитались по лесу, пробирались в Рокитно или другие населённые пункты. Отец пришёл в Рокитно к утру следующего дня. Был крайне измождён, обескровлен и в сильном шоке.

На третий день немцы разрешили уцелевшим мужчинам поехать на телегах в Александровку, в сопровождении украинских полицейских, чтобы забрать трупы убитых. За Галинкой поехала мать Стефания Штандара. Александровка горела. Мать нашла тело Галинки и на собственных руках принесла её в Рокитно.

Видела глазами 4,5-летнего ребёнка эту чудовищную картину (с тех дней всё помню). На нескольких возах с решётками по бокам лежали, сложенные как ветки, трупы убитых людей. Телеги ехали медленно, за ними текла струя крови, и шли люди. В конце этого страшного кортежа шла отупевшая от отчаяния, скорби и напряжения моя мать, неся мёртвое тело своей дочки Галинки.
Не позволила его отобрать у себя и положить на телегу. С обеих сторон дороги стояли горюющие люди. Иногда думаю: «Боже, где Ты тогда был»?

Убитых свезли к школе в Рокитно. Рабочие с лесопильни делали гробы из нестроганых досок. Умерших клали в гробы так, как были одеты в момент смерти. Люди из Рокитно приносили одежду для жертв, но она была более необходимой для живых.
Галинку одели в новое платьице в мелких розовых цветках, на головку мама ей сплела веночек из белых цветов, на ножки ей надели мои белые носки. Были маленькие, но других не было. Всю жизнь помню эти ножки.

Убитых похоронили на римско-католическом кладбище в Рокитно около часовни. Вместо креста использовали дуб, к которому прибили планку с надписью. Галинку похоронили в последнем ряду, второй гроб с левой стороны. Вместе с ней в общей могиле похоронено 34 человека.
Несколько жителей села Александровка были убиты на несколько дней позже, когда в поисках пищи выбрались на свои поля и пепелища. Их похоронили на том же кладбище в Рокитно, но в другом месте.

В день похорон жертв, ночью состоялся налёт и атака партизан на Рокитно. Бой продолжался всю ночь.
Раньше немцами в Рокитно была проведена перепись жителей всех домов, а списки проживающих людей висели на дверях жилищ. После описанных событий в домах провели обыски. Всех уцелевших жителей Александровки, которые попали в руки немцев и украинцев, признали за партизан и бандитов. Они были арестованы и удерживались в школе в Рокитно. Им были оформлены временные документы (приобщили копию моего свидетельства о рождении), разделили на две группы.
Здоровых и молодых вывезли в Германию на принудительные работы. Раненых, детей, пожилых людей, беременных женщин (моя мать была беременна), погрузили в вагоны для скота и транспорт отправили в концентрационный лагерь Майданек.

Во время стоянки в Сарнах девочка, за которой никто не присматривал, незаметно вышла на перрон возле ног украинского полицейского. Это была я! Мне хотелось пить, а вагон стоял напротив текущего крана. Поезд тронулся, а маленький, грязный, голодный, плачущий ребёнок остался на платформе. Родители поехали в Майданек. Отец был в другом вагоне. У мамы был полуторагодовалый ребенок, и она была беременна. Не заметила моего выхода.
На путях меня нашёл железнодорожник. Случилось чудо! Этим железнодорожником был шурин мамы Казимеж Куликовски из Антоновки. Забрал меня к себе.

Вскоре дядя и тётя пошли к партизанам, забрав меня с собой. У тёти была швейная и пишущая машинки. Обшивала, латала одежду партизан. Мы находились в так называемых Таборах. Возничим был еврей Вохман, который также опекал приютившего у себя еврейского ребёнка.
Это был II Отряд имени Тадеуша Костюшко входящий в Соединение польско-советских партизан имени И.Сталина. Командиром польского отряда был Миколай Куницки (псевдоним Муха). Наша партизанская доля и бои отряда были описаны в «Дневнике Мухи» – Миколая Куницкого.
Родители пережили Майданек и принудительные работы в Гугелвице около Милича. После роспуска этих партизанских отрядов в 1944 году дядю включили в состав II Армии В.П., тётю и меня эвакуировали с Волыни в Замостье.
Родители отыскали меня перед Пасхой 1946 года. Так закончились мои военные мытарства.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Еврейское наследие Украины

Сообщение Galina Orlova » 28 янв 2011, 23:09

Чечельник


Чечельник (в 1795-1812 гг. Ольгополь), посёлок, районный центр Винницкой области, до 1923 г. — местечко Ольгопольского уезда Подольской губернии.

Посёлок расположен на левом берегу р. Савранки, притока Южного Буга. Расстояние по шоссе от Чечельника до Винницы около 160 км, до Бершади — 25 км. Же­лезнодорожная ветка связывает Чечельник с магистралью Одесса — Киев.

Чиновники Великого княжества Литовского, составлявшие в середине XVI в. хозяйственное описание (люстрацию) земель Брацлавского повета, однажды вывели на чистую воду некоторых владельцев имений, «которые называют себя боярином-шляхтой, не будучи боярином-шляхтой, и неизвестно откуда пришли». Среди самозванцев упомянут Грицько Чечель, незаконно присвоивший земли на юге Брацлавского повета.

В начале XVII в. семейство Чечелей уже имело все права польских шляхтичей . По-видимому, тогда же Чечелями было основано поселение Чечельник на реке Савранке.

На картах Украины 1648 г. и Брацлавского воеводства 1650 г., составленных французским военным строителем Гильомом Бопланом, Чечельник обозначен как укреплённый город под названием Чачаник, других поселений с похожими названиями на этой карте нет.

В 1635 г. поселение получило городские права, а постановление польского сейма обязало всех купцов, торгующих винами Валахии и Молдавии, провозить их через Чечельник под страхом конфискации товара и взимания штрафа.

Известно, что уже летом 1648 г. мещане и крестьяне этих мест поддержали восставших казаков, а татары, возвращаясь после битвы под Зборовым в 1649 г., прошли через Чечельник и, разорив его, увели в плен зажиточных жителей. В хронике хмельнитчины «Тит Гаявен» («Непролазная грязь») её автор р. Шмуель-Файвиш сын р. Натана Файтеля из Вены в перечне уничтоженных еврейских общин под именем Чельник упоминает, по-видимому, Чечельник.

Зимой 1653/54 г. польские войска под командыванием С. Чарнецкого с боем заняли на некоторое время местечко, бывшее тогда сотенным городом казацкого Брацлавского полка.

В 1664 г. в чечельницкий реестр подымного налога были включены всего лишь 20 домов и 2 мельницы. Осенью 1671 г. польская армия снова выбила из города обосновавшихся здесь казаков, однако уже в 1672 г. Брацлавское воеводство по условиям Бучацкого мира отошло к Турции. Турки передали край под управление казацкого гетмана.

По возвращении в 1699 г. Брацлавщины во владение Речи Посполитой владельцем местечка стал князь Любомирский. Заново укрепив и отстроив город, он основал здесь конный завод, ставший впоследствии знаменитым.

В 1702- 1704 гг. в краю разбойничали гайдамаки Семёна Палия, устроившие укреплённый лагерь немного севернее Чечельника.

В 1768 г. поднявшиеся против польского короля приверженцы Барской конфедерации, преследуемые русскими войсками, были вынуждены укрыться в турецких владениях. В 1769 г. они вернулись в Подолию и совместно с турками и татарскими отрядами захватили несколько городов на Брацлавщине, среди них и Чечельник. Впрочем, вскоре конфедераты были выбиты оттуда русскими войсками.

Военные действия, разбой гайдамаков в конце 1760-х гг., а также эпидемия чумы, прокатившаяся по Подолии и Брацлавщине в 1770- 1771 гг., заметно ухудшили благосостояние их городов. Сопоставление результатов переписей 1765 и 1776 гг. демонстрирует резкое сокращение численности еврейской общины Чечельника. Так, по переписи 1765 г. в Чечельнике было 545 евреев: 485 из них проживало в 96 домах самого Чечельника и ещё 60 — в 11 домах Нового города (в последующих переписях он не упоминается, вероятно, потому, что слился с самим Чечельником). Перепись же 1776 г. обнаружила всего лишь 183 еврея в 53 домах и «халупах». Даже если допустить, что при переписи 1776 г. евреям удалось утаить некоторую часть членов своей общины, различие в цифрах столь значительно, что может быть истолковано как свидетельство тяжелых невзгод, пережитых общиной между серединой 1760-х и серединой 1770-х гг. К началу 1780-х гг. численность еврейского населения Чечельника восстановилась.

После присоединения Брацлавского воеводства в 1793 г. к Российской империи Чечельник был выкуплен правительством у князей Любомирских и пожалован в 1795 г. фельдмаршалу Гудовичу. Екатерина II, проезжая по вновь приобретённому краю, пожелала назвать какой-нибудь из городков в честь своей внучки Ольги Павловны. Выбор пал на Чечельник, наиболее крупное местечко, которое и было переименовано в Ольгополь и сделано уездным городом. Позже Чечельнику было возвращено его историческое название и прежний статус частновладельческого местечка.


Чечельник на карте 1840-х годов.

В 1860-1870-х гг. сравнительно небольшое местечко стало одним из важных торговых и промышленных центров на юго-востоке Подольской губернии. Здесь были построены две кожевенные фабрики, спиртовой, кирпичный, сахароваренный, пивоваренный и свечной заводы, действовало несколько более мелких производств и промыслов. Тогда же была закончена прокладка узкоколейной железнодорожной ветки, связавшей местечко с железной дорогой Гайворон – Винница. Это открыло новые возможности для торговли, в том чис­ле с Одессой и Киевом.

Развитию Чечельника способствовало и то обстоятельство, что уже в первой половине XIX в. он стал значительным хасидским центром, притягивавшим к себе многих евреев края.

В 1871 г. в Чечельнике было 4090 жителей, приписанных к торговому сословию, и 2053 – к сельскому местечке было зарегистрировано 515 домов. В 1889 г. в самом местечке (без предместий) насчитывалось 2400 жителей, из них евреи составляли 93%, всего (вместе с предместьями) — 5526 человек.

На рубеже веков община располагала пятью молитвенными зданиями. Это были по большей части си­нагоги или клойзы, принадлежавшие различным объединениям, в которые входили наиболее зажи­точные жители, или хасиды, приверженные тому или иному ребе, или ремесленники той или иной специальности; каждое из них имело своё «духовное правление» .

В начале века Чечельник, где в 1910 г. числилось более десяти тысяч жителей, был самым крупным местечком Ольгопольского уезда, уступая по населённости только уездному городу (более одиннадцати тысяч жителеи) было населено почти исключительно евреями.

Среди чечельницких евреев было множество потомственных ремесленников. Но мастеровые люди находились на низшей ступени местечковой общественной лестницы, верхнюю ступень которой занимали предприниматели и торговцы — заготовители зерна, овощей, фруктов, леса и т. п., отправлявшие свой товар по железной дороге в крупные города – Одессу, Херсон, Николаев, Екатеринослав. Евреи обеспечивали сырьём и сбывали продукцию местных спиртоочистительного, сахароваренного и машиностроительного заводов. В их собственности находились два маслобойных и пивоваренный заводы, конфетная фабрика, восемь складов леса, мельницы и около шестидесяти разнообразных магазинов и лавок. Среди евреев были обладатели свободных профессий: учителя, врачи, дантисты, провизоры, юристы.

В гражданскую войну местечко занимали поочерёдно польские, австро-немецкие, украинские и красноармейские воинские части. Приход очередной армии сопровождался обычно грабежом частных домов и предприятий.

«Одна еврейка по имени Фейгл торговала водкой на базаре. В местечке в то время стояли петлюровцы, они напивались и громили еврейские дома. Евреи тщетно уговаривали Фейгл прекратить эту торговлю. В конце концов ей объявили херем, а её муж пришел к раввину Йоселу Даяну и попросил устроить им развод. „Почему ты просишь?» — спросил раввин. —- „ Она плохо лежит». — „ Что это значит, в постели, что ли?» — „Да, в постели, а должна бы в могиле.»

15 мая 1919 г. в Чечельник вошла одна из крестьянских банд, бандиты собрали всех евреев на площади. Кто-то пустил провокационный слух, что якобы в ближайшем местечке Ободовка евреи напали на украинцев, и чтобы этого не произошло в Чечельнике, надо немедленно расправиться с местными евреями. Но среди чечельницких крестьян нашлись разумные люди, поддержавшие предложение их то­варища Ивана Сотовского узнать сперва, что же на самом деле произошло в Ободовке. Когда выясни­лось, что там в результате погрома убито несколько сотен евреев, крестьяне решили не проливать кровь в своём местечке. Бандитами же при грабеже еврейских домов было убито 17 человек.

Советская власть установилась в Чечельнике в июне 1920 г.

В марте 1923 г. Чечельник стал районным центром Тульчинского округа и был переведён в категорию сёл.

В годы Гражданской воины и в первые годы советской власти заметно усилилась эмиграция евреев в США и Эрец Исраэль. Кто мог, бежал от погромов и реквизиции драгоценностей. Уезжали евреи и в большие города — в Одессу и Киев.

Большим авторитетом пользовался здесь цаддик р. Барух сын р. Шломо, живший в местечке в 1920-30-х гг.

В 1924 г. в еврейской школе учились 108 детей, в основном из бедных семей, дети более состоятельных родителей посещали украинскую школу. В помещении еврейской школы работал ликбез для взрослых с преподаванием на русском языке.

В середине 1920-х гг. в местечке было около 200 кустарей, примерно половина из них были объединены в ссудно-сберегательное товарищество.

В Чечельнике был создан еврейский поселковый совет под председательством Якова Шлойна (в период фашистской оккупации он руководил подпольем Бершадского гетто и был расстрелян всего за 5 дней до освобождения в марте 1944 г.; группа Шлойна входила в партизанский отряд Якова Талиса). Председателем еврейского колхоза был назначен украинец Пётр Конечный, его сын Бронислав был руководителем колхозной комсомольской организации (а во время оккупации — полицаем, отличив­шимся особой жестокостью).

В 1939 г. здесь проживало 1327 евреев (66% населения ).

До оккупации Чечельника из него успели эвакуироваться несколько десятков еврейских семей, многие мужчины были призваны в армию.

Красная Армия оставила местечко 24 июля 1941 г. В первые дни оккупации через Чечельник прошли на северо-восток многочисленные немецкие и румынские моторизованные воинские части.

В один из августовских дней 1941 г. нацисты согнали евреев на центральную площадь, установили перед толпой пулемёты, потребовали выдачи большевиков и, готовя расстрел, заставили нескольких человек копать яму. Неожиданный приезд немецкого офицера прервал подготовку к акции уничтожения. Своё чудесное спасение евреи связывали с личностью действовавшего в этих местах легендарного партизана Калашникова, якобы появившегося вдруг переодетым в немецкую форму. Это был, пожалуй, последний герой местечкового фольклора, порождённый страхом и надеждой евреев Транснистрии. По другой версии, в местечко своевременно прибыл кто-то из представителей румынского оккупационного начальства.

До осени 1941 г., пока не было создано оккупационное управление, в местечке происходили грабежи магазинов, насилия и издевательства над евреями нередко заканчивались убийством. В одном из погромов участвовали и празднично одетые крестьянки. Многие еврейские семьи попытались эва­куироваться, однако было уже поздно, и большинство беженцев вернулись обратно.

Гетто было организовано в еврейских кварталах на территории современных улиц Калинина, Ленина и К. Маркса. В нём разместилось около 1000 евреев Чечельника, а также евреи из Кодымы и Песчанки, спасшиеся от расстрелов и депортации в лагерь уничтожения, находившийся в селе Доманев ка (ныне Николаевская область). Всем евреям было предписано носить на одежде жёлтую шестиконечную звезду .

Осенью 1941 г. в Чечельник прибыло более тысячи евреев, депортированных из Бессарабии и Буковины. У некоторых из них были с собой драгоценности и золото, и взятки, даваемые из этих средств представителям румынской администрации, нередко спасали всех обитателей гетто.

В январе 1943 г. в Чечельник стала регулярно поступать материальная помощь из Бухареста, была открыта столовая для детей и нуждающихся. Тем не менее в перенаселённом гетто свирепствовали голод, тиф и другие инфекционные заболевания, из-за чего скончалось около половины депортированных. Служащие украинской полиции и случайно попадавшие в местечко солдаты немецкой армии не упускали возможности поиздеваться над евреями.

В начале 1942 г. в лесу у села Куренёвка Чечельницкого района, в деревянном здании бывшего ста­рообрядческого монастыря были заживо сожжены несколько сотен евреев из Бессарабии и Буковины (каменные руины монастырской церкви разобрали после войны).

В колхозных конюшнях села Жабокричка (Каташинский сельсовет Чечельницкого района) были разме­щены сотни румынских евреев, многие из них погибли уже зимой 1941/42 гг. Оба этих места не отмечены памятными знаками. Евреи Чечельника знали об акциях уничтожения в окрестных сёлах и местечках, и все эти годы они жили в страхе перед расправой.

В 1943 г. румынские власти отправили около 60 молодых евреев на работы в Николаев, из них 15 человек погибло.

Многие евреи Чечельника сотрудничали с партизанами, в гетто действовало партизанское «еврейское звено».

Большинство чечельницких евреев пережили оккупацию, и еврейская община в Чечельнике сохранилась. Все годы оккупации в гетто оставался и хасидский цаддик — «чечельнике ребе».

17 марта 1944 г. части Красной Армии освободили Чечельник от оккупантов.

После войны в общине Чечельника был свой раввин, традиционная общинная жизнь сохранялась в той или иной мере до конца 1970-х гг.

В начале 1990-х гг. в Чечельнике с населением примерно в шесть тысяч человек проживало около семидесяти евреев, к 1998 г. их оставалось восемь – в основном немощные старики.
Архитектура

Почти все уцелевшие в Чечельнике традиционные еврейские дома XIX — начала XX века либо находятся в аварийном состоянии, либо до неузнаваемости перестроены. Особый колорит штетла-торгового центра местечка – здесь почти полностью утрачен.


Здание Большой синагоги

Остатки кварталов местечковой застройки сохранились на улице Жовтневой, которая бы­ла с давних пор и остаётся поныне главной улицей, а также на проходящей западнее улице Калинина где находится и здание Большой синагоги.

Здание Большой синагоги было выстроено из известняка, по-видимому, во второй половине XVIII века. Своим главным (западным) фасадом, сохранившим элементы богатого декоративного убранства, здание выходит на небольшую улицу (ныне улица Калинина).


Старое еврейское кладбище

Еврейское кладбище расположено приблизительно в 150 м от границы польского католического кладбища, вытянувшегося справа вдоль дороги на Ободовку. Из местечка к нему ведёт грунтовая дорога. На участке, ближайшем к польскому кладбищу, — надгробные стелы по­следних десятилетий, надписи на многих из них сделаны по-русски и нанесены белой масляной краской. Более ранние захоронения — второй половины XIX в. — находятся в удалённой, южной части кладбища.

На заросшем кустарником участке сохранилось несколько замечательных в художественном от­ношении резных каменных стел с символическими изображениями животных.

Люди

В Чечельнике родился Давид Мильман (1913- 1982), математик (известна теорема Крейна-Мильмана,), жил в местечке до 14 лет и учился в «химической» школе вместе со своим другом (также ставшим крупным математиком) И. М. Гельфандом, которого отец отправил в Чечельник специально для обучения в этой школе. Через два года школа показалась друзьям недостаточно серьёзной, и они покинули местечко. Мильман продолжил своё образование в Одессе.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Шаргород

Сообщение Galina Orlova » 28 янв 2011, 23:36

Шаргород




ША́РГОРОД (на идиш Шаригрод), районный центр Винницкой области, Украина. В 1588 г. король Сигизмунд III даровал Шаргороду статус местечка, жителям были даны различные привилегии. Евреи стали селиться в Шаргороде в 1588–89 гг.; в 1589 г. в городе была построена синагога крепостного типа. Евреев обязали платить подати настоятелю костела. В первой половине 17 в. еврейская община Шаргорода была одной из крупнейших в Подолии. По разным сведениям, в Шаргороде насчитывалось от 300 до 1000 еврейских домов. Раввинами Подолии были представители семейства Мах. Во время восстания казаков под предводительством Б. Хмельницкого, в конце июля 1648 г. Шаргород был захвачен отрядами повстанцев М. Кривоноса, и еврейская община города была уничтожена.

В период турецкого господства в Подолии (1672–99) в Шаргород переселились евреи из Турции.

С 1699 г. Шаргород в составе Польши. В 18 в. еврейское население Шаргорода резко увеличилось. В 1734 г. город пострадал от погрома, устроенного гайдамаками. Раввинами Шаргорода в первой половине 18 в. были рабби Моше Элханан Хальперин, рабби Нафтали Херц Кахан, рабби Аврахам бен Меир (умер в 1744 г.). Шаргород стал одним из центров распространения хасидизма в Подолии. Я‘аков Иосеф бен Цви ха-Кохен Кац из Полонного, ученик Бешта (см. Исраэль бен Эли‘эзер Ба‘ал-Шем-Тов), был раввином Шаргорода. В 1748 г. его изгнали из Шаргорода за пропаганду хасидизма. Хасидскими раввинами были Я‘аков бен Аврахам и Давид Цви (тесть рабби Натана Штернхарца из Немирова, 1780–1845).

В Шаргороде, как и во всей Подолии, были очень распространены мистическо-мессианские настроения. В городе жили последователи Саббатая Цви и франкисты (см. Я. Франк), ученики Бешта, рабби Давид из Шаргорода, рабби Залман из Шаргорода (умер в 1782 г.).

С 1793 г. Шаргород — местечко Подольской губернии в составе России. В 1847 г. в Шаргороде проживало 3670 евреев, в 1897 г. — 3989. Основными занятиями евреев были ремесла и торговля. Так, в 1820–30 гг. в Шаргороде жили три купца разных гильдий, все трое — евреи. В конце 19 в. – начале 20 в. евреям принадлежали все торговые заведения Шаргорода, лесные склады, типография, гостиницы.

В 1799 г. было открыто новое еврейское кладбище. С введением в 1827 г. «натуральной воинской повинности для евреев» (см. Военная служба.) на кагал была возложена ответственность за своевременную поставку рекрутов. Кагал Шаргорода сдавал в солдаты в основном детей бедных родителей, часто вне очереди. В 1834 г. злоупотребления кагала по сдаче внеочередных рекрутов были раскрыты.

Во второй половине 19 в. большинство еврейского населения Шаргорода были последователями Ружинско-Садагорской династии (см. Ружинский цаддик, Хасидизм). Раввином Шаргорода был Ханох Крупник, дед израильского писателя Б. Кару. В конце 1880-х гг. в городе было шесть синагог, в начале 20 в. — девять. В начале 1910 г. в Шаргороде функционировали частное еврейское училище для мальчиков и смешанное еврейское училище.

Евреи Шаргорода пострадали в годы революции и гражданской войны (1917–20). Так, летом 1919 г. подчинявшиеся Директории во главе с С. Петлюрой вооруженные отряды устроили в Шаргороде еврейский погром, во время которого было убито около 100 человек.

В 1923 г. в Шаргороде проживало 1918 евреев, в 1926 г. — 2697 евреев (61% от общей численности населения), в 1939 г. — 1664 еврея (74% населения). С середины 1920-х гг. в Шаргороде функционировала семилетняя еврейская школа, был создан еврейский колхоз «Красный пахарь». В 1930-е гг. в городе были закрыты все синагоги.

В июле 1941 г. немецко-румынские войска заняли Шаргород; город был включен в состав Транснистрии, находившейся под контролем румынских властей. В городе было устроено гетто, население которого в декабре 1941 г. составляло около семи тысяч человек. Большинство обитателей гетто составляли депортированные румынским правительством евреи из Бессарабии, Буковины и Румынии. Созданный в гетто еврейский комитет под руководством М. Тайча делал все возможное для спасения евреев. В гетто смогли укрыться многие евреи, бежавшие из других мест, в том числе из районов, оккупированных немцами. В гетто были пекарни, столовая для бедных, аптека, больница, детский дом, ремесленный и потребительский кооперативы. Зимой 1941–42 гг. от инфекционных заболеваний, в основном от тифа, в гетто умерли около 1400 человек. Благодаря самоотверженной работе медицинского персонала зимой 1942–43 гг. смертность от инфекционных заболеваний почти прекратилась (умерли всего четыре человека). В Шаргороде оккупационные власти не проводили акций по уничтожению еврейского населения; евреев использовали на дорожных работах. Шаргород был местом на оккупированных территориях Советского Союза, в котором уцелело большинство еврейского населения.

В конце 1940-х гг. в Шаргороде проживало более тысячи евреев; в частном доме собирался миньян, был свой шохет.

В начале 1990 г. в Шаргороде было образовано Общество еврейской культуры, в 1994 г. зарегистрирована еврейская община. По данным Еврейского агентства, в 1993 г. в Шаргороде насчитывалось около 700 евреев.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

История и судьба еврейских местечек. Мурафа.

Сообщение Galina Orlova » 28 янв 2011, 23:47

Мурафа


Мурафа (также Морахва, Мурахва, евр. Мрахвэ), состояла из двух местечек: Старой Мурафы и Новой Мурафы. До 1923 г. Мурафа — местечко Ямпольского уезда Подольской губернии, с 1949 по 1993 г. — Жданово, посёлок Шаргородского района Винницкой области, объединявший сёла Старую и Новую Мурафу и Травну.

Посёлок расположен на берегах р. Мурафы (приток Днестра) при впадении в неё речки Клекотины, в 12 км от районного центра Шаргорода по шоссейной дороге Винница—Шаргород. Отдельная же­лезнодорожная ветка связывает Мурафу с магистралью Одесса — Киев.

Мурафа — одно из старинных поселений у границы Подольского и Брацлавского воеводств, в краю, где решались силой территориальные споры польских королей и литовских князей. Одно из важных сражений за обладание западной Подолией между польской и литовской армиями произошло в этом краю (недалеко от Копыстырина) 30 ноября 1432 г..

С середины 1580-х гг. земли при впадении речки Клекотины в Мурафу приобрёл снятынский староста князь М. Язловецкий. На территории села Верхняки он выстроил замок и заложил местечко, которое вначале называлось Райгродом, затем Новогродом, потом Клокотином и наконец Морахвой.

Евреи поселились в укреплённом и расположенном на торговом тракте городе Мурафе в первой по­ловине XVII столетия. В это время (1629) Мурафа была пограничным городом Подольского воеводства (граница между Подольским и Брацлавским воеводствами тогда проходила, вероятно, вдоль реки Клекотины, несколько восточнее реки Мурафы). Сравнительно с другими поселениями воеводства, Мурафа с более чем трёхтысячным населением была большим городом. Реестр подымного налога 1629 г. зарегистрировал здесь 607 жилых домов.

Первое упоминание общины Мурафы в респонсах львовского раввина Авраама Коэна Раппопорта датируется 1647 г. и связано с жалобой общины Бара на еврея-доносчика («мосера») из Мурафы.

По некоторым источникам в начале казацкой войны 1648 — 1649 гг. Мурафа оказалась разделённой ли­нией противостояния казацкого и польского войск: казаки обосновались на территории будущей Старой Мурафы, а поляки укрепились на территории Новой. В мартирологе уничтоженных еврейских общин «Титгаявен» упоминается город под названием Мраша (или Мрахва), где было двадцать евреев-домохозяев; они бежали из местечка, после чего об их судьбе ничего не было известно.

В феврале 1651 г. польские войска взяли штурмом и опустошили Мурафу, бывшую (по Зборовскому мирному договору 1649 г.) пограничным оплотом казаков в военно-административном районе Брацлавского полка.

В условиях непрекращавшихся военных действий, кровопролития и разрушений (весна и осень 1654 г., весна 1655 г.) ни городские укрепления, ни разветвлённая сеть подземных ходов не были для евреев надёжной защитой: история еврейской общины Мурафы прервалась на несколько десятилетий.

В 1661 г. в Мурафе согласно переписи подымной подати Подольского воеводства уцелело всего 10 домов. Военные действия в крае вспыхнули с новой силой в 1671 г., во время похода польской армии под командованием Яна Собеского в юго-восточную часть Подольского и в Брацлавское воеводство.

С окончанием турецкой оккупации края (1672-1699) в Мурафу вновь вернулись её владельцы Потоцкие. Вероятно, в это время евреи поселились здесь снова и со временем составили большинство «городского» населения местечка: дома евреев сформировали центральные торговые улицы в обеих его частях.

С лета 1734 г. на Брацлавщине участились грабежи и погромы; Мурафа подверглась разбойному нападению гайдамаков летом 1735 г. Владелец половины местечка граф Потоцкий от своего имени и от имени наследников убитых евреев обратился с жалобой на крестьян-погромщиков в суд Брацлавского воеводства.

Переписями 1765 г. в Старой и Новой Мурафе были зарегистрированы соответственно 221 и 115 евреев, еврейских домов в Старой Мурафе – 90, в Новой – 49.

В 1766 г. местечку была пожалована королевская привилегия на проведение ежегодной большой ярмар­ки длительностью четыре недели. С развитием экономики местечка росла и численность еврейской общины. В 1776 г. число евреев Мурафы согласно официальной переписи составило 374 человека, они проживали в 52 каменных и 95 глинобитных домах-«халупах». В этот период к общине Мурафы было приписано 646 евреев, в том числе из окружающих сёл и местечка Джурин (Джурилов). Данные переписи были удостоверены раввином Мурафы Лейбом Майоровичем и раввином Джурина Лейбом Файбишовичем.

После Второго раздела Польши в 1793 г. местечко в составе Мурафы Старой и Новой, принадлежавших разным владельцам, было включено в Ямпольский уезд Подольской губернии. В «Топографическом описании Подольской губернии» (1799) отмечено, что Мурафа, «разделяющаяся на старую и новую», состоящая во владении Потоцких, имела две деревянных синагоги. В «гостином дворе» было семь каменных и восемь деревянных лавок, «занимаемых евреями».

В 1831 г., после польского восстания, в котором участвовал один из владельцев местечка, Новая Мурафа отошла к государству, а к концу XIX в. и Старая Мурафа также стала принадлежать государственной казне.

В 1871 г. в Старой Мурафе насчитывалось 175, а в Новой — 266 жилых домов. На правом берегу реки Мурафы в районе Слободки Мурафской были выстроены казармы и размещены армейские части. Их соседство впоследствии оградило общину Мурафы от погромов, прокатившихся по Украине в 1881-1882 и в 1905 — 1906 гг.

На протяжении XIX в. в Старой и Новой Мурафе были отдельные общины, материальное состояние которых, как и большинства общин региона, в первой половине столетия было тяжелым. Так, в 1829 г. об­щина Старой Мурафы заняла у помещика Добко 330 рублей серебром (на льготных условиях, без процентов), из которых к 1858 г. всё ещё была должна 254 рубля.

Уже в начале XIX в. евреи Мурафы стали приверженцами хасидизма.

Во второй половине XIX в. каждая из двух общин владела каменной синагогой и молитвенным домом: в 1889 г. во всей Мурафе было зарегистрировано четыре «духовных правления». В 1853 г. раввином общины Старой Мурафы, насчитывавшей 613 прихожан, был р.Иосеф Шлембовский, раввином Новой Мурафы — р. Вольф Шнидер (в общине 529 прихожан). В 1860-х гг. евреям Новой Мурафы пришлось бороться против закрытия синагоги, признанной властями лишней.

Почти вся ремесленная и торговая деятельность местечка осуществлялась евреями.

В 1910—1914 гг. в Старой Мурафе проживало 180 еврейских семей31.

Гражданская война обернулась для евреев Мурафы трагедией. 17 июня 1919 г. (по другим данным, 15 —18 июля) 1-й Любенский кавалерийский полк Директории устроил в местечке погром, продолжавшийся три дня. Погромщики убили 64

еврея и оставили после себя полностью разорённое местечко с множеством раненых и изнасилованных, 66 сиротами и 33 вдовами.

В первой половине 1920-х годов в Мурафе, где проживало около двух тысяч евреев, были «довольно крепки старые традиции и обычаи». Большинство детей воспитывались в хедерах, а открытая в начале 1920-х годов еврейская школа почти не посещалась.

До середины 1920-х гг. общинные институции в Мурафе финансировались издавна заведённым порядком — на средства от шхиты. Шойхет и раввин арендовали у государства скотобойню, и тогдашний шойхет р. Лейб-Ицхак Генелис, назначая цену за убой скота, выступал в роли традиционного «балтаксе» — сборщика средств на нужды общины. Чтобы ликвидировать старинную «коробку» и этим подорвать экономическую самостоятельность общины, местные органы власти в июле 1925 г. расторгли арендный договор с прежним шойхетом.

Многие жители были объединены в производственный кооператив, в местном сельсовете было 18 евреев.

В 1923 г. здесь проживало 1229 евреев.

Немецкие и румынские войска заняли Мурафу 20 июля 1941 г. Многие семьи сумели эвакуироваться, однако осенью 1941 г. в местечке оставалось не менее 800 евреев. В осенние и зимние месяцы 1941 —1942 гг. сюда было депортировано около 4000 румынских евреев. Большинство их поселились в Старой Мурафе, в домах евреев и украинцев, а также в общественных зданиях. Из-за большой плотности населения зимой здесь свирепствовала эпидемия тифа.

В начале 1942 г. в Мурафе был создан совет общины, состоявший из румынских евреев, и еврейская полиция; эти органы были ответственны за выделение евреев на принудительные работы: расчистку снега и строительство дорог. На присылаемые из Румынии деньги и средства от налогов, которыми общинный совет обложил евреев Мурафы, были организованы бесплатная кухня, больница на 25 коек, аптека, школа и детский сад. Осенью 1942 г. был открыт детский дом на 30 мест, который сначала разме­щался в комнате жилого дома, а затем — в нескольких помещениях школьного здания.

Весной 1943 г. один из крестьян обвинил местного еврея в ритуальном убийстве его дочери. Так как девочка действительно пропала, крестьяне угрожали уничтожить всех евреев Мурафы. Только благодаря энергичным мерам румынских жандармов, получивших значительных размеров взятку, девочка была найдена.

19 марта 1944 г. Мурафа была занята партизанским отрядом, возглавляемым двумя местными евреями, а 20 марта в Мурафу вошли части Красной Армии.

Еврейская община Мурафы пережила годы оккупации. В послевоенные десятилетия евреи покидали посёлок, уезжая в города, а с начала 1990-х гг. — за рубеж.

В 1998 году здесь проживало 3 еврея.

Архитектура

Долгие годы после войны в облике центральной части посёлка Жданово сохранялась память о бывшем еврейском местечке. До конца 1970-х гг. здесь и там на улицах Старой и Новой Мурафы можно было увидеть дома XIX в., привычные для еврейских кварталов.


У ограды бывшего католического монастыря ещё недавно стояло здание самого, наверное, большого в местечке постоялого двора, или заезда, как было принято называть такие сооружения в По- долии. Паломники, стекавшиеся в монастырь, когда-то останавливались здесь на ночлег. После 1845 г., когда монастырь был закрыт, заезд арендовал еврей-шинкарь.

Заезд был включён в архитектурные справочники и туристические путеводители, что не спасло его от разруше­ния: при реконструкции монастырских построек в 1997 г. он был снесён43.

Еврейское кладбище отделено от Новой Мурафы речкой Клекотиной и расположено на склоне её высокого восточного берега. Его территория вытянута вдоль реки на 200 м и имеет ширину около 150 м. В прежние годы кладбище было обнесено каменной стеной, отдельные фрагменты которой сохранились.


На многих захоронениях середины XX века установлены памятники в форме дерева с обрубленными ветвями, стелы на захоронениях XVIII — первой половины XIX вв. украшены рельефными изображениями. На старом участке кладбища сохранилось несколько десятков таких надгробий середины XVIII в. с резными украшениями. На некоторых из них декоративные сюжеты лишь угадываются, на многих стелах с трудом можно прочесть текст. Часто повторяющиеся здесь изобра­зительные мотивы — два льва с высунутыми языками, поддержи­вающие росток, и единорог в паре с грифоном (на мужских надгробиях).

Особый художественный интерес представляют два массивных памятника высотой более полутора метров, выполненные в форме портала. Один из них — двойная стела на могиле р. Аарона- Гедальи сына Моше и его жены Хинды дочери Шломо, умерших в 1764 г.

Люди

В Мурафе родился Будкер Герш Ицкович (1918 -1977), советский физик, академик, соратник Курчатова, с 1957 г. директор Института ядерной физики Сибирского отделения АН СССР.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

История и судьба еврейских местечек. Джурин

Сообщение Galina Orlova » 29 янв 2011, 09:14

Джурин


Джу́рин (старые названия Чурилов, Чуринцы, Джурилов) — село Шаргородского района Винницкой области, до 1923 г.—местечко Ямпольского уезда Подольской губернии. Население 3734 человек (2001 год).

Село Джурин расположено при слиянии речек Деребчинка и Вовчина, перед впадением их в реку Мурафу, у автотрассы Винница — Немиров — Могилёв-Подольский. Расстояние до Могилёва-Подольского около 50 км, до Шаргорода — 14 км. Через село с севера на юг проходит узкоколейная железная дорога.

Поселение Чурилов упоминается уже в документах XV в., а также в королевской грамоте от 1547 г. Повидимому, в те времена оно было защищено укреплённым замком. В XVIII в. поселение принадлежало магнатам Потоцким. В 1767 г. владельцы добились для Джурина городских прав и привилегии на проведение ежемесячных ярмарок.

В 1765 г. в Джурине было 35 еврейских домов, где жили 84 человека, все приписанные к общине Мурафы. По переписи 1775 г. в местечке было евреев: 65 мужчин, 69 женщин, 14 мальчиков, 10 девочек, а также помимо членов семей домовладельцев два человека прислуги. Раввином Джурина в то время был р. Лейб Файбишович.


Джурин на карте Подольской губернии, 1840-е гг.

В 1852 г. в местечке было 26 евреев-ремесленников, продававших продукции в совокупности на 350 рублей в год. В 1853 г. община Джурина содержала синагогу и «мо­литвенную школу» (1004 прихожанина), раввином общины был р.Меир Глейц. В 1863 г. губернское начальство, выполняя закон об ограничении числа синагог и «еврейских молитвенных школ» (на каждые 30 еврейских домов полагалось не более одной «молитвен­ной школы», а на каждые 80 —не более одной синагоги), пыталось одну из них закрыть.

В 1871 г. в местечке было в общей сложности 292 дома, 1221 житель принадлежал к торговому сословию (в большинстве евреи) и 1454 — к сельскому. В 1889 г. еврейская община, насчитывавшая 1320 человек, содержала по-прежнему две синагоги, а в начале XX в. — три. По роду занятий среди евреев значительную долю составляли ремесленники, многие евреи работали на сахароваренном (построен в 1880-х гг.) и кирпичном (построен в начале XX в.) заводах. Евреи владели всеми (более тридцати) лавками, аптекой и аптечными складами, постоялыми дворами (местечко стояло у почтового тракта Могилёв — Брацлав). Врач-еврей заведовал больницей при сахароваренном заводе.

В годы Гражданской войны джуринские евреи неоднократно подвергались погромам. Так, в июле 1919 г. военнослужащие армии Директории взяли в заложники нескольких евреев, потребовав за них огромный выкуп. В результате учинённого при этом погрома было убито около 40 человек. В ноябре 1919 г. деникинский конный полк подверг местечко погрому, оставив 18 убитых, множество раненых, 60 изнасило­ванных, 3 дома, сгоревших вместе с людьми, и ещё 50 подожжённых и частично сгоревших домов. Джурин был одним из немногих мест, где украинское население пыталось оказать помощь евреям во время погрома, устроенного солдатами Добровольческой армии.

При советской власти в 1923 г. Джурин стал районным центром (до 1930 г.). В 1924 г. здесь был ор­ганизован еврейский колхоз под названием «Союз еврейских хлеборобов», куда вошли 50 — 60 семей, а в середине двадцатых годов — еврейский сельсовет. С 1935 г. в колхоз стали вступать и украинские семьи.

В начале 1920-х гг. в Джурине была открыта еврейская начальная четырёхклассная школа, она располагалась недалеко от семилетней украинской школы, напротив почтового отделения. В школе преподавали трое или четверо учителей, её директором был Лев Авербух, выпускник Одесского еврейского учительского института.

В советское время здание «большой» синагоги власти заняли под зернохранилище, миньян собирался в «малой» синагоге, располагавшейся в центре местечка. Обязанности раввина и шойхета исполнял р.Гершл Коральник.

Перед Второй мировой войной в Джурине проживало 1027 евреев (19% от всего населения).

В первые дни войны Джурин подвергся бомбёжке, в результате которой было ранено и убито около десяти человек, была повреждена «малая» синагога. Крестьяне разграбили в местечке склад и ма­газины.

Немецкая воинская часть вступила в Джурин 22 июля 1941 г. Евреи получили распоряжение обозначить свои дома шестиконечной звездой и носить специальную повязку на рукаве. В праздник Рош-Ашана (возможно, в Йом Кипур) оккупанты вместе со служащими украинской полиции ворвались в «малую» синагогу и избили молящихся.

С установлением режима румынской оккупационной власти в местечке было создано гетто, разместившееся в стоявших на холме еврейских домах. В Джурин были депортированы около трёх с половиной тысяч евреев из Буковины, Румынии (из Радауцев), а также из Хотина и соседних с ним бессарабских местечек. Среди переселенцев был р.Барух Гагер из «вижницкой» династии цаддиков и его хасиды. По распоряжению пользовавшегося непререкаемым авторитетом раввина Гершеля Коральника местные евреи приняли депортированных в свои дома, а около тысячи человек, которым не хватило места, поселились в здании Большой синагоги, в хлевах и складах.

Буковинские евреи, выгодно отличавшиеся от местных внешним видом, воспитанием, уровнем обра­зования, были и намного богаче. Около 120 их семей смогли поселиться вне гетто, дав взятки окку­пационному начальству.

В совет гетто, организованный весной 1942 г., вошли руководители общины Радауцев. Председателем совета был назначен М. Розенраух, оставивший о себе недобрую память, его заместитель М. Кац был реальным руководителем гетто. Совет гетто обложил налогами, порой весьма высокими, все доходы евре­ев от ремесла и торговли, а также все денежные суммы, получаемые из Румынии. Была создана еврей­ская полиция в составе 20 человек, суд, больница, аптека, столовая для бедных, основанная р.Гагером, и детский дом для 50 сирот. Больницей руководили врачи из числа переселенцев, их квалифицированная работа позволила существенно уменьшить смертность от эпидемии тифа среди узников гетто — до 400 человек.

При помощи взяток руководство гетто смогло добиться отмены многих притеснений и даже дальнейшей депортации. Тем не менее евреев использовали на принудительных работах внутри местечка и на прокладке дорог.

Между маем и сентябрём 1943 г. четверо бывших студентов, работавших в больнице гетто, выпускали рукописную газету «Курьер» на румынском и немецком языках. Когда об этом стало известно ок­купационным властям, совет гетто распорядился немедленно прекратить её издание.

В 1943 г. в джуринском гетто находилось около четырёх тысяч евреев, из них около тысячи — местных. За годы войны в Джурине погибло около 500 человек — наименьшее число жертв среди всех гетто Транснистрии. Красная Армия освободила Джурин 19 марта 1944 г.

С окончанием войны румынские евреи покинули Джурин, в местечке осталось несколько сотен местных евреев. В 1946 г. Джурин на некоторое время снова стал районным центром.

К концу 1980-х гг. в селе среди примерно пятитысячного населения проживало немногим более десяти еврейских семей, в 1998 г. — 8 стариков.
Архитектура

В районе старой торговой площа ди и главной улицы села сохра нились фрагменты традиционной местечковой застройки Джурина.



Старая рыночная площадь распо ложена в северной его части, у кру того спуска в речную долину. Нес колько уцелевших на ней домов с лавками, построенных в конце XIX — начале XX в., позво ляют вообразить её былой вид.

На месте пустыря к западу от площади когда-то были располо жены тесно застроенные еврейские кварталы. Среди жилой застройки ещё в конце 1980-х гг. стояло зда ние «большой» синагоги, построен ное, по-видимому, в середине XIX в. По каменному фундаменту можно оценить её размеры: в плане 12 на 20 метров.

Еврейское кладбище располага ется к востоку от посёлка, сразу за его границей. На клад бище обнаружена одна резная сте ла XVIII в., остальные надгробия относятся ко временам от XIX до восьмидесятых годов XX в.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

История и судьба еврейских местечек. ПОГРЕБЩЕ. Украина

Сообщение Galina Orlova » 29 янв 2011, 21:25

ПОГРЕБЩЕ, местечко, ныне районный центр Винницкой области Украины. Сведения о евреях Погребища восходят к началу 17 в., хотя община, возможно, возникла и раньше. В первой половине 17 в. в местечке была построена деревянная синагога. В 1648 г. отряды Б. Хмельницкого, предводительствуемые М. Кривоносом, уничтожили (по сообщениям некоторых летописцев — сожгли в синагоге) всех евреев Погребища. К концу 17 в. община возродилась; в 1690 г. была восстановлена синагога (реставрировалась в 1730 г. и 1898 г.; разрушена в годы гражданской войны). В ее архитектурном решении (четырехъярусная крыша) сказалось влияние украинского народного зодчества. В синагоге хранились два больших светильника конца 17 в. – начала 18 в. (один из них — хануккия, увенчанная короной и фигурой петуха), которые, по преданию, бедный мастер Барух безвозмездно отливал шесть лет из собранных им медных обломков (см. Искусства пластические. Вклад евреев в искусства пластические), а также пергаментный рукописный молитвенник.

В 1736 г. и 1768 г. община Погребища пострадала от набегов гайдамаков. В 1765 г. в местечке насчитывалось 664 еврея, в 1847 г. — 1726 евреев, в 1897 г. — 2494 еврея (около 40% всего населения). С 1918 г. в Погребище активно действовал крупный и хорошо организованный отряд еврейской самообороны, однако в августе 1919 г. его разоружили петлюровцы. После их ухода банда Зеленого устроила в местечке массовую резню евреев, продолжавшуюся с 18 по 21 августа. Были убиты около 400 человек (из них около 200 женщин), сотни ранены. В 1920-е гг. был создан погребищенский еврейский сельсовет. В 1926 г. еврейское население Погребища составляли 2881 человек (30% всего населения). В 1929 г. на территории погребищенского сельсовета проживали 2299 человек. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 г., в Погребищах было 1445 евреев.

Винницкая область была оккупирована немецко-румынскими войсками 14–29 июля 1941 г. К началу оккупации только незначительная часть евреев Погребища успела эвакуироваться. Часть области вошла в состав румынского губернаторства Транснистрия, а остальная часть, в том числе Погребище, — в состав немецкого генерального округа «Житомир». После начала немецкой оккупации для евреев были введены ограничения, в том числе обязательное ношение отличительного знака. Евреев использовали на тяжелых принудительных работах. Согласно материалам Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов и их пособников, в середине октября 1941 г. отряд немецкой оперативной команды №5 расстрелял в Погребище все еврейское население. Всего был уничтожено 1360 человек.

Несколько сот евреев вернулись в Погребище после окончания войны. В 1970–2000-е гг. большинство евреев Погребища уехали в Израиль и в другие страны. В 1990 г. в Погребище жили приблизительно 300 евреев.
Galina Orlova
 
Сообщения: 1137
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 11:06

Пред.След.

Вернуться в Еврейское местечко

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron