И это всё о нём... Статья о Ефиме Александрове в "Еврейском слове"

                                       

Прочитал в газете «Еврейское слово» интервью  с нашим знаменитым артистом Ефимом Александровым и тут же в памяти всплыло воспоминание о своем посещении много лет назад экзаменов в ГИТИСе, - куда я, тогда руководитель одного из периферийных музыкальных театров, приехал подбирать себе молодых актеров. Пригласил меня на экзамен своего курса мой друг и институтский однокашник, профессор Михаил Борисович Мордвинов, увы, недавно ушедший из жизни. Курс у него был яркий, много одаренных ребят, но из всех выделялся один лохматый черноволосый парень с удивительным обаянием и актерской самоотдачей. – «Кто это? - спросил я Мордвинова, - я его беру, не задумываясь!» - Кого? Ефима? Михаил засмеялся. – Нет, он в провинцию не поедет. Его в Москве заберут в любой театр!..

                   А потом я вспомнил недавний концерт в  МХАТ имени  Горького Заслуженного артиста Российской Федерации Ефима Александрова с программой, - нет, скорее это можно назвать спектаклем - «Песни нашего местечка». Да, это был именно спектакль, - со своим сюжетом, со своими персонажами – жителями бесчисленных  украинских, белорусских, литовских, молдавских крошечных городков - «штетлс», - неунывающими тружениками-евреями, трагикомичными и чудаковатыми, как бы сошедшими со страниц Шолом-Алейхема или Менделе Мойхер-Сфорима.

В пении Ефима Александрова они вставали перед глазами как живые, со своей тоской и надеждой, любовью и частицей счастья, нищие, но гордые. Ефим исполнял эти песни, эти жемчужины еврейской народной музыкальности, «одним смеясь, другим печалясь оком», как сказал шекспировский король Клавдий в «Гамлете». Именно так, со смехом сквозь невидимые миру слезы исполнял эти песни талантливый певец. Каждую из них - как маленькую новеллу, трогательную или смешную, подчас - озорную.

Любопытно было наблюдать за реакцией переполненного зрительного зала. Большинство, конечно, уже не понимало идиша - уходящего в прошлое языка, на котором говорили и пели обитатели местечек. Однако редкостная выразительность певца, его голос, которому подчинялись все оттенки эмоций, его мимика и, главное, глаза, в которых отражалась душа и которые, казалось, глядели в душу каждого зрителя, делали абсолютно понятным содержание любой песни.  Горячо принимались и лирические «А идише маме» или «Майн тате», веселые  «Гефилте фиш» или «Ба мир бист ду шейн»,

тем более, заводные, вроде «Хава нагила»  или «Фрейлехс». Я уж не говорю про «Ехал поезд на Бердичев»…

            Тут уместно сказать, что богатейший репертуар Ефима Александрова включает и большое количество еврейских  песен на русском языке. Почетное место среди них занимают, без сомнения, озорные «одесские» песенки, полу-фольклорные, подчас полублатные. В них тоже свой мир со своими персонажами, своими обычаями и даже своеобразным мировоззрением. Ефим исполняет «одесские песенки», как бы глядя на этих персонажей «со стороны»: с юмором (вообще очень ему свойственным) и доброй насмешкой.

       Восхитили зрителей не только содержание, но и великолепная форма представления «Песни еврейского местечка». Это блестящее современное шоу с большим симфоническим оркестром (Александров работает с дирижером Сергеем Скрипкой и его оркестром кинематографии), эффектной сценографией и освещением, с танцевальной группой, хореографом  которой долгое время является Николай Андросов.

Чтобы создать такое зрелищное и масштабное  действо, мало быть прекрасным артистом и искусным режиссером, каким проявил себя Ефим Александров. И хотя певец обнаружил еще и выдающиеся административные способности, художественному руководителю нужен был продюсер. Большой  удачей Е. Александрова была встреча с одним неординарным человеком. Это был… ученый: автор более 50-ти публикаций и 20-ти патентов, Лауреат Государственной премии, доктор технических наук, профессор МГИУ, академик Российской Академии транспорта Ян Михайлович Ашкиназий. В нем Е. Александров обрел не только мецената и продюсера с тонким вкусом и большим размахом, но и единомышленника с искренней бескорыстной  любовью к искусству, да и просто верного друга. Ян Михайлович горячо воспринял мечты и планы артиста о возрождении народных песен на идише. Благодаря содружеству талантливого певца и талантливого продюсера и родился этот блестящий творческий проект – «Песни еврейского местечка», который уже отмечает первый юбилей – 10 лет со дня премьеры.

«Песни» совершают триумфальное шествие по всему миру. Насколько известно из прессы, гастроли коллектива в Соединенных штатах, Канаде, Германии, странах СНГ, не говоря уже об Израиле, вызывают громадный интерес. Многочисленные статьи везде, где проходил этот уникальный проект, пестрят оценками в превосходных степенях. И, главное, что в этих откликах,  – благодарность за возрождение и развитие традиций еврейского народного песенного творчества. А это, в свою очередь, выполняет важную социальную задачу: ободряет и объединяет людей, воскрешает в их памяти уходящий в небытие язык европейских евреев – идиш, на котором говорили наши папы и мамы, бабушки и дедушки, воскрешает  через музыку и песни   неповторимый колорит местечек, мир его обитателей, сгоревших в огне Катастрофы.

Мои родители родились и выросли в еврейском местечке Старо-Константинове. Это совсем недалеко от Подволочиска, в котором, как мне стало известно,  родился Ефим Александров. И дома они говорили на «жаргоне», - именно так назывался некогда идиш – с моей бабушкой  и между собой, когда они хотели, чтобы «дер клейнер», то есть, я, - не понял их секретов  (а я быстро стал понимать…). Но и мои дети и внуки, как и  другие зрители «Песен еврейского местечка», как и многие из посетителей концертов Ефима Александрова во всех странах,  не зная идиша, слушали песни с навернувшимися  слезами, аплодируя, радуясь и подпевая. И идиш теперь станет близким их сердцу. Ведь это «маме лошн», - мамин язык!

Я. Ашкеназий в одном из интервью сказал: «Как герои полотен Шагала, - жители еврейских местечек – летали над землей, теперь местечко вознеслось над нами, стало  символом памяти, символом нашего единства. Это единство отражалось в песенном творчестве народа».   

Во время государственного антисемитизма еврейское песенное творчество, как и вся еврейская культура, находилась под запретом. Только единицам удавалось с громадным трудом прорываться на концертную эстраду. Мне довелось услышать некоторых из них - Нехаму Лифшицайте, Анну Гузик, Эмиля Горовца, Михаила Кусевицкого. Это были прекрасные артисты, но самое сильное впечатление было от самого факта, что звучит  еврейская музыка и песни исполняются на еврейском языке.… Хранители идишистских певческих традиций, эти артисты, как могли,  под сильнейшим идеологическим прессом, старались удержать на поверхности остатки культуры родных местечек.

 Ефим Александров - достойный наследник и продолжатель традиций старых еврейских певцов - смог развить эти традиции, внес в них дух современности, взглянул на песенные жемчужины  «свежими очами» и представил их новым зрителям в новой и весьма привлекательной форме. Эти традиции еврейских местечек у Ефима, без сомнения, заложены в генах. Его отец, Борис Михайлович Зицерман, автор двух поэтических сборников, изданных в Москве и Израиле, на его стихи написан ряд песен, например, «Майн штетеле Бершадь» (своего рода поклон Б.М. Зицермана  родному городку), шуточная «Пекел гелд» (Пачка денег). Именно отец отвел Ефима в музыкальную школу учиться игре на кларнете, а потом всячески одобрял и поддерживал стремление сына к искусству.

Восхождение Ефима Александрова к вершинам эстрадного искусства было целеустремленным и последовательным. Еще на третьем курсе института он участвовал в спектаклях появившегося Камерного еврейского музыкального театра. Большую роль в росте молодого актера сыграло активное участие в Театре музыкальных пародий Владимира Винокура. В гастрольных концертах Винокур давал Ефиму выступать с еврейскими песнями даже целое отделение.  Имел он также  свои собственные авторские программы «Нахэс энд Цорэс» и «Секрет фаршированной рыбы», с которыми гастролировал в Америке и Австралии. В 1993 году вышел его первый альбом « А гиц ин паровоз» с еврейскими песнями, а также произведениями композитора Ильи Любинского на стихи Михаила Танича. С успехом  участвовал Александров и в популярном телевизионном «Аншлаге», поездил с концертами по стране, записал два диска песен. Постепенно стала вызревать мечта о большой программе. Мечта превратилась в реальность, когда состоялась знаменательная встреча с Яном Ашкиназием.

За 10 лет, прошедших с памятной презентации проекта Александрова- Ашкиназия в московской Новой опере, сыграно около трехсот представлений. Аншлаги, овации, хвалебные статьи… И постоянно – слова благодарности. Вот несколько найденных мной отзывов:

Юрий Башмет – « Уникальность этого проекта и в том, что я не встречал столь емкой творческой работы, которая была бы посвящена еврейской народной песне. Уверен, что проект Ефима Александрова «Песни еврейского местечка» войдет в сокровищницу народной культуры не только, как результат бережного сохранения нашего наследия, но и как факт превосходно выполненной работы».

Иосиф Кобзон – «Шоу «Песни еврейского местечка – настоящий праздник еврейской музыки, еврейского фольклора. Это огромный труд и огромное достижение в области национальной музыкальной культуры».

Оскар Фельцман – «Ефим Александров прекрасно владеет разными стилями исполнения еврейского фольклора. Видно, что изучает музыкальное наследие».

Анатолий Кролл – «Уникальный голос, тончайшая музыкальность, безупречный вкус, актерское мастерство и сценическое обаяние Александрова делают его исполнение одним из самых ярких и высокопрофессиональных на современной музыкальной сцене».

Игорь Крутой – « Превосходное исполнение старых, дорогих сердцу песен в аранжировке,  которая позволила сохранить их первозданную прелесть».

Аркадий Арканов – « Это действо мирового уровня – и по музыке и по исполнению».

Это были отклики профессионалов. А вот впечатление зрителя:

Главный раввин Берл-Лазар  – «Жить по-еврейски – это не только сама еврейская традиция, это и еврейская культура, и, конечно, еврейская музыка. Лучше, чем это делает Ефим Александров, никто не делает. И не потому, что у него прекрасный голос, а потому, что у него горит душа. И это слышно в каждой песне, - сердце и душа. На его спектаклях чувствуешь ту дружбу и любовь, которыми жило    каждое еврейское местечко. И нельзя не оценить стремление Ефима к тому, чтобы душу каждого еврея согревали чувства таких местечек, где бы мы сейчас не проживали, в России, США, Италии или Германии.  Ведь в каждом из нас живет и будет продолжать жить с нашими детьми и внуками такое же близкое нам еврейское местечко…».

Вот такие оценки. Также высоко оценила творчество Ефима Александрова и общественность.  Он – Лауреат премии ФЕОР «Человек года 5764», Лауреат премии «Серебряная скрипка». Израильский телевизионный канал «Израиль плюс» на своей ежегодной церемонии «Золотая девятка», в результате народного голосования наградил Александрова «За вклад во всемирную еврейскую культуру» специальным призом «Золотая девятка».

Результатом признания его вклада в отечественную культуру стало присвоение Ефиму Александрову почетного звания Заслуженного артиста Российской Федерации.

Звания, призы, восторженные оценки не мешают артисту продолжать свою творческую и просветительскую деятельность. Полным ходом идет работа над новым совместным с другом-единомышленником проектом – программой еврейских песен на русском языке под названием «Запрещенные песни из той еще жизни».

Так и идут они вместе по выбранному ими пути – замечательный артист-певец Ефим Александров и уникальный продюсер Ян Ашкеназий, о котором очень точно сказал один умный человек: «Это Архимед с душой Орфея».

Пожелаем им новых свершений.

                                                                       Григорий Спектор